Киргизия на пути к переэкзаменовке в ЕАЭС

Новый законопроект о статусе киргизского языка сделал еще несколько шагов на пути к ослаблению статуса русского языка в стране.

© :Александр Миридонов/Коммерсантъ

В Конституции Киргизии киргизский язык имеет статус государственного, а русский — официального, что легализует его использование в общественной сфере.

Допуск к ущемлению прав и свобод

В 2011 году президент Киргизии Роза Отунбаева предложила в отдаленной перспективе перевести все государственное начальное образование на киргизский язык. После этого в обществе началась дискуссия по языковому вопросу, временами приобретающая резкий характер. 22 апреля 2011 года парламент Киргизии принял постановление № 370-V «О комплексных мерах по реализации норм Закона Кыргызской Республики «О государственном языке Кыргызской Республики».

5 марта 2013 года и премьер-министр Киргизии Жанторо Сатыбалдиев подписал постановление № 114, одобренные Жогорку Кенешом — парламентом Киргизии и президентом страны Алмазбеком Атамбаевым: «О мерах по обучению государственных и муниципальных служащих государственному языку и переводу делопроизводства на государственный язык».

Портал Media-MIG отслеживал историю и предпосылки языкового законотворчества в Киргизии.

И наконец согласно недавно принятому закону № 140 от 17 июля 2023 года «О государственном языке Кыргызской Республики» всем госслужащим под угрозой увольнения придется выучить киргизский.

При этом в прежнем законе от 2004 года присутствовала формулировка: «Не допускается ущемление прав и свобод граждан по признаку незнания государственного или официального языка». В новой редакции она отсутствует.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, комментируя этот закон, назвал его принятие «не вполне демократичным», упомянув норму документа, согласно которой знать киргизский язык отныне обязаны учителя и врачи.

В самом деле в законе существенно расширяется перечень должностных лиц и чиновников, которые будут обязаны владеть киргизским и применять его в работе. В новый список попадут военные, судьи, юристы, педагоги, ученые, медики, журналисты. Официальный язык (то есть русский) будет использоваться только «при необходимости».

Еще в конце 2021-го посол России в Республике Николай Удовиченко заметил: «Есть опасения, что принятие действующей редакции законопроекта приведет к сокращению сферы использования русского языка».

А 19 апреля 2023 года в парламенте Киргизии заговорили необходимости перехода письменности с кириллицы на латиницу.

— Наши исконно киргизские слова на кириллице пишутся неправильно. Чтобы сохранить наш язык, надо перейти на латиницу, — заявил депутат Эмиль Токтошев.

Впрочем, в связи с критикой в прессе, правительство Киргизии распространило заявление в попытке смягчить однозначность новой нормы. Однако мягче она от этого не стала. В частности было сказано, что хотя делопроизводство и должно вестись на кыргызском языке, это предполагает параллельный перевод на русский. Изменение сводится к тому, что теперь все документы (проекты распоряжений, постановлений, указов и иных нормативных правовых актов) сначала готовятся на государственном киргизском языке, а лишь потом переводятся на русский язык

То ли русский, то ли английский

Во взаимоотношениях с Россией лидеры центральноазиатских государств подчеркивают значимость русского языка для поддержания двусторонних отношений с Москвой, однако на практике в своих странах они руководствуются политикой коренизации и все активнее отодвигают русский язык.

В Россотрудничестве со свойственным ведомству прекраснодушием полагают, что тенденция, когда русский язык уходил из стран Центральной Азии преодолена, и в будущем Москва ожидает рост интереса к изучению русского со стороны граждан стран региона.

В понедельник 24 июля президент Киргизии Садыр Жапаров заявил на встрече с прессой, что в Киргизии русский язык дискриминации не подвергается.

«В [новом законе] указано, что русский язык будет применяться в качестве официального. Такая норма есть и в конституции. Она сохранится и в дальнейшем», — сказал глава государства. Жапаров уточнил, что учителей русского языка русской национальности никто не будет увольнять с работы по причине того, что они не знают киргизского.

Для нас русский язык играет столь же важную роль, какую несет кыргызский, потому что мы выстраиваем отношения со странами СНГ посредством русского языка. Также и с Китаем, арабскими и европейскими странами мы ведем переговоры на русском языке

Садыр Жапаров,
Президент Киргизии

Как уточнил глава Киргизии, акцент в законопроекте делается на развитии киргизского языка не в ущерб другим. «Государственные служащие, депутаты, как мы замечаем, выступают наполовину на русском и наполовину на кыргызском. Никто не говорит на чистом русском или чистом кыргызском. Всегда вперемешку», — сказал президент.

Садыр Жапаров подчеркнул важность овладения обоими языками на должном уровне. Да и вообще, вместе с ними неплохо бы изучать французский, английский, китайский и другие языки, чем больше языков, тем лучше. Видимо, по мысли главы Киргизии, его стране не следует отставать от многоязычной Швейцарии.

Когда языку будет некуда отступать

Пресса и общественные организации, представляющие интересы русскоязычного населения Киргизии, выразили мнение, что принятый закон ущемляет права некиргизоязычных граждан страны. Согласно постановлению, нормативные правовые акты местных кенешей — представительных органов самоуправления в Киргизии — после принятия соответствующего решения могут начать публиковаться исключительно на киргизском языке. Для этого нужно, чтобы на территории кенеша проживало преобладающее количество населения, владеющего государственным языком.

Общественные организации, выражающие интересы русскоязычного населения, полагают, что новые законы о переводе делопроизводства на государственный язык фактически лишают официальный, русский язык, государственной поддержки и отодвигают его на задний план.

В их понимании, эти действия связаны с усилившимися националистическими настроениями коренного населения (особенно южных киргизов), на которых пытаются играть политическая верхушка Киргизии. Появились опасения, что русский язык может с молчаливого одобрения властей начать вытесняться и из других сфер коммуникации.

Некоторые исследования показывают, что русский язык остается в Киргизии в частности в Бишкеке основным языком, на котором в обычной жизни говорит большинство населения.

Отмечается, что среди киргизских подростков особенно в городе Бишкек высока (66 %) доля тех, для кого русский является единственным языком, в том числе среди подростков, являющихся этническими киргизами, эта доля составляет 55 %. По данным Россострудничества, в Киргизии действует 751 русская школа, проживает 373 тысячи соотечественников и 44% жителей по опросам владеют русским языком.

Если верить информации Россотрудничества, то в части повышения значимости русского языка в Киргизии ведется вся необходимая работа — организуются мероприятия по повышению квалификации и переподготовки преподавателей русского языка, с Киргизией подписано соглашение о строительстве девяти школ по российским стандартам с преподаванием на русском языке.

Но реальность не столь радужна: русский язык в Киргизии постепенно выходит из обращения. Даже в Бишкеке, где еще разговаривают по-русски, происходит разрыв: в центре города население прилично владеет языком, а в новых микрорайонах столицы таких уже меньшинство.

Тенденция особенно заметна на фоне острой миграционной повестки в России, когда среди водителей такси и курьеров все чаще встречаются киргизы, не владеющие русским языком и на элементарном уровне, но освобожденные как граждане страны-участницы ЕАЭС от необходимости проходить экзамен на знание языка и от получения патента на работу.

Со всеми оговорками курс на сокращение сферы применения русского языка для Киргизии рано или поздно поставит вопрос о будущем Республики в Союзе. Очевидно, что эта языковая тенденция плохо согласуется с участием Киргизии в едином рынке труда и более глубокой интеграцией.

Важно понимать, что постепенная утрата русским языком своей значимости в пределах ЕАЭС является не столько результатом усилий западных конкурентов, но, в значительной степени, следствием политики самой России, как культурного ядра русскоговорящего мира. Сегодня на обучение киргизской молодежи английскому языку их семьи тратят внушительные деньги, в то время как российским чиновникам из профильных ведомств не удается возбудить у мигрантов интерес к изучению русского языка даже материальными стимулами.

Системное нарушение причинно-следственных связей в настройке мотивации по отношению к роли и статусу русского языка у иммигрантов привело к тому, что язык из мощного инструмента мягкой силы давно превратился в руках чиновников в рудимент, отражающий искаженное самовосприятие России на мировой арене на протяжении последних десятилетий. Пришло время разорвать этот порочный круг.

Возможность приехать в Россию, получить здесь работу и приобрести жилье должны сами по себе являться достаточными стимулами для изучения потенциальными мигрантами русского языка.

Достаточно лишь нормально контролировать эту сферу, сделав пребывание иностранца в нашей стране доступным только после подтверждения реального уровня образования и компетенций. Если для выходцев из стран ЕАЭС отсутствие требований по языку влечет столь негативные последствия, то, вероятно, пора этот порядок пересмотреть.

Подписывайтесь на Media-mig.ru в Новостях  Дзен  Telegram
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
/ Мировой опыт / Киргизия на пути к переэкзаменовке в ЕАЭС