Как сближение Китая и Центральной Азии затрагивает интересы России

Китай активно развивает объекты инфраструктуры и транспорта в странах Центральной Азии. Как повлияют эти процессы на миграционные потоки в Россию и на стратегические цели РФ?

© Shutterstock

В преддверии саммита «Китай — Центральная Азия», который состоится 18-19 мая, КНР активно проводит встречи на высшем уровне с властями центральноазиатских республик. Пекин вложил большие средства в развитие объектов транспорта и инфраструктуру, составляющих проект «Пояс и путь». Как заявил министр коммерции КНР Ван Вэньтао, за 2022 год торговый оборот между Китаем и странам Центральной Азии достиг 70,2 млрд долларов, а прямые китайские инвестиции к началу 2023 года составили 15 млрд долларов.

Визовые новшества и рынки труда

В Казахстане вынесли на обсуждение общественности проект соглашения с КНР о безвизовом режиме, который позволит гражданам обеих стран свободно пересекать границу на срок не более 30 дней, облегчая въезд с целью лечения, работы, осуществления международных перевозок или транзитного проезда.

В Казахстане инициатива вызвала обеспокоенность, как угроза национальному рынку труда, с учетом традиционной модели организованной трудовой миграции из Китая. Об этом в беседе с Media-MIG рассказал Никита Мендкович, Глава Евразийского Аналитического Клуба:

Китайские предприятия за рубежом, как правило, создают минимальное количество рабочих мест для граждан страны-партнера. По мнению Никиты Мендковича, на рынки труда региона эта тенденция ощутимо не повлияет в связи с постоянно нарастающим демографическим давлением.

Рождаемость в регионе очень высокая, и Узбекистан не может создать нужное число мест для молодежи. Поэтому ему нужно наращивать миграционный поток в Россию, чтобы урегулировать социальные проблемы»

Никита Мендкович,
глава Евразийского Аналитического Клуба

Таким образом, инструменты миграционной дипломатии остаются в арсенале России и при грамотном использовании могут обеспечить преимущество в развитии совместных проектов со странами Центральной Азии. Помимо экономической взаимовыгоды направление вполне способно обеспечить перераспределение потоков трудовой миграции за счет использования в странах-исхода.

Общие интересы

Очевидно, что Пекин, как и Москву, не устраивают попытки США и Евросоюза перетянуть на свою сторону правительства Центральной Азии. При «хорошем поведении» Запад обещает помочь республикам материально или подвергнуть вторичным санкциям, если государства допустят поставку в Россию санкционных товаров, включая электронику, смартфоны, бытовую технику.

Противостояние этой политике служит интересам и России, и КНР.

«У Китая постоянно возрастает спрос на сырье, которое, к сожалению, не очень эффективно использует китайская промышленность. Поэтому требуется увеличение поставок энергоресурсов и много чего другого, что может дать Центральная Азия. Россия с полным пониманием относится к тому, что регион и Китай являются торговыми партнерами. Это не исключает очень большую роль России в Центральной Азии. В частности, Россия имеет свои зоны экономических интересов, разрабатывает многие месторождения полезных ископаемых, включая уран, а также является главным гарантом безопасности Центральной Азии благодаря Договору о коллективной безопасности. Россия обеспечивает защиту афганской границы и урегулирование внутренних противоречий в регионе», — заявил Никита Мендкович.

Кредиты, инвестиции, образовательные программы

Иной точки зрения придерживается старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

По мнению эксперта, важную роль в конкурентной плоскости играют образовательные проекты, поскольку Китай является вторым по популярности после России направлением для центрально-азиатских студентов и также выдает гранты на учебу в китайских вузах.

Как может показаться, китайская экономическая экспансия в Центральную Азию мало затрагивает интересы России. Однако конкуренция уже наблюдается и, несомненно, продолжит расти.

Китай конкурирует с Россией за позицию главного торгового партнера последние несколько лет. На Россию и Китай приходится большая часть торговли азиатских государств. Но не нужно путать прямые инвестиции в экономику и кредиты, которые Китай активно выдает центральноазиатским государствам на инфраструктуру. Кредиты эти, как правило, жестко управляются и являются мощным инструментом влияния в том числе, потому что долговая нагрузка республик Центральной Азии перед Китаем в последнее время возросла многократно. Есть и прямые инвестиции, в том числе, в транспортную сферу. Китай это делает для того, чтобы обеспечить себя энергоресурсами, строя нефте- и газопроводы в регионе»

Станислав Притчин,
старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН

В таких условиях повышается значение миграционной дипломатии, сопряжённой с эффективным развитием трудовой и образовательной миграции из центральноазиатских республик. Главными задачами России на этих направлениях остается точное прогнозирование потребностей в иностранной рабочей силе, а также утверждение реально действующих, а не формальных критериев отбора мигрантов — квалификационных и образовательных.

Оставаясь главной точкой притяжения внешних миграционных потоков, Россия должна формировать среду их обязательного качественного изменения, за счет социокультурной адаптации. Такая установка обеспечит преимущество в странах Центральной Азии не только в конкуренции с Китаем, но и в противостоянии влиянию коллективного Запада.

Подписывайтесь на Media-mig.ru в Новостях  Дзен  Telegram
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
/ Мировой опыт / Как сближение Китая и Центральной Азии затрагивает интересы России