Миграционный процесс в мире – сложная и многослойная проблема. Но разница между мигрантами в России и Европе принципиальна. В ЕС и прежде всего в Германию, Францию мигранты стремятся попасть, чтобы получать огромные пособия, зачастую превышающие уровень заработной платы коренного населения, а в Россию люди едут с постсоветского пространства, чтобы работать, обеспечивать свои семьи и, что важно, платить в РФ налоги. И все же в нашей стране тоже возникают конфликты, связанные как с нелегальной миграцией, так и с комплексом проблем, сопровождающих адаптацию трудовых мигрантов в новой социальной, культурной и правовой среде.

Нарушения миграционного режима в России — одна из постоянных тем MEDIA-MIG. Ведь именно маргинальная среда подпитывает социальные и бытовые конфликты между мигрантскими диаспорами и коренным населением страны. Нелегально пребывающие и работающие на территории РФ иностранные граждане, неучтенные, неподконтрольные надзорным органам — потенциально взрывоопасный контингент. В привлечении их на свою сторону заинтересованы не только радикальные исламисты, но и представители криминальной экономики. 

В последнее время российские власти предпринимают серьезные усилия по наведению порядка в миграционных процессах, активно внедряя различные цифровые решения с целью повышения качества учета и контроля всех стадий «легализации» трудовых мигрантов. 

О комплексе этих проблем мы побеседовали с генеральным директором компании «ГЛК Информационные технологии» Артемом Кравцом.

В: На Ваш взгляд, насколько российские IT-проекты способствуют решению задачи по управлению миграционными процессами? 

О: Ситуацию нужно рассматривать с разных точек зрения. С одной стороны, решения, позволяющие лучше контролировать прохождение трудовым мигрантом всех требуемых законом процедур по оформлению его легализации в стране, — благо. Последние меры — обязательная дактилоскопия, электронный патент — несомненно, повысят уровень учета, понизят статистику неофициального трудоустройства мигрантов. При регулярном обновлении актуальных структурированных данных значительно усилится давление на теневую экономику, сократится приток случайной, избыточной рабочей силы из соседних стран. Далее по логической цепочке: меньше социальное напряжение — ниже вероятность спонтанных всплесков агрессии. 

С другой стороны, крайне важно не только внедрять такие решения, но и обеспечивать механизм понимания и культуру пользования этими инструментами легализации. Потому что возникают проблемы, связанные с человеческим фактором («не туда нажал», ввел некорректные данные и т. д.), которые способны свести на нет наши благие намерения.

Важной предпосылкой для формирования такой культуры, на мой взгляд, является интеграция всех участников процесса в единое цифровое пространство, чтобы вся система работала как часы вне зависимости от специфики требований того или иного ведомства или организации.

В: Ваша компания разработала IT-продукт для организаций, которые оказывают услуги иностранным гражданам в сфере проведения государственного экзамена на знание русского языка. Расскажите об этом процессе.

О: Государственный экзамен по русскому языку как иностранному, истории России и основам законодательства РФ — важный этап в легализации иностранного гражданина. Успешное прохождение сессии подтверждает сертификат, который входит в пакет документов, необходимых для приобретения статуса долговременного пребывания на территории нашей страны. 

Как вы знаете, подделка документов подобного рода, их незаконная выдача влекут за собой уголовную ответственность по статье об «Организация незаконной миграции» (ст. 322.1 УК РФ — прим. MEDIA-MIG). Для иностранного гражданина подложный сертификат о прохождении госэкзамена — это билет на выдворение из России. Ситуация может обернуться большими неприятностями и для работодателя, нанявшего такого нарушителя. 

Поэтому мы в «ГЛК ИТ» разработали программу на базе технологии блокчейн, позволяющую верифицировать все этапы прохождения экзамена и оформления подтверждающей документации. Кроме того, наша система обеспечивает хранение данных, что крайне полезно в ряде случаев. 

Отдельно хочу отметить, что разработка призвана удовлетворять запросы всех участников проведения госэкзамена — как непосредственного оператора услуг, так и головных вузов, сотрудники которых проверяют экзаменационные матрицы и выдают иностранным гражданам государственные сертификаты. Сегодня нашу программу использует крупнейшая компания на рынке миграционных услуг АО «Аксиома», а также ряд крупнейших вузов, уполномоченных принимать экзамены у иностранных граждан.

Кстати, по моим наблюдениям, в сфере трудовой миграции спрос на подобные программы, позволяющие упрощать бизнес-процессы и повышать их прозрачность, будет только расти. Ведь помимо определенного уровня знаний, мигрант, в соответствии с российским законодательством, должен подтвердить профессиональные навыки, пройти медицинское освидетельствование. И мы готовы разрабатывать и предлагать IT-решения в этой области.

В: А как Вам работается в таком разнообразном окружении: АО «Аксиома» частная компания, вузы научные центры, плюс к этому государственные органы, контролирующие миграционные потоки? Удается объединить интересы? 

О: Для полноты картины следует еще упомянуть компании, привлекающие иностранную рабочую силу. 

Ну, вообще-то, конечный результат — это общий интерес. Нам всем нужна прозрачность процессов и минимизация рисков получения претензий со стороны вышестоящих или проверяющих органов. Собственно, выявление этого общего интереса и является основой для той самой системной интеграции или, проще говоря, для разработки такого решения, которое удобно и полезно всем вовлеченным сторонам. 

Тут, наверное, правильнее говорить о корректном распределении ролей. На мой взгляд, оптимальная организация производства подобного рода программных продуктов, это когда государственные органы выступают заказчиками, а исполнителем — бизнес. 

Не открою Америки, если скажу, что эффективность частных компаний в поиске лучших решений по соотношению цена/качество доказана самой жизнью. Тем более, когда речь идет, как в нашем случае, не о получении госзаказа и «отработке полученных средств», а об определенном венчуре. То есть мы понимаем, что продукт будет востребован, вкладываем в него собственные средства и, естественно, ориентируемся на максимальное качество. 

В: И вопрос в русле логики нашего разговора: станет ли конечной точкой на пути цифровизации миграционных процессов единый электронный документ, ID-карта?

О: Хороший вопрос. Даете возможность немного помечтать. Мне как представителю IT-отрасли кажется, что в итоге станет. Но на этом пути надо будет преодолеть немало препятствий. Логику МВД России понять можно — они хотят с минимальными усилиями получать максимум информации о владельце документа. Установка оправданная, трудно спорить. 

С другой стороны, это предполагает, что кандидат на получение электронного паспорта не только должен быть готов выдать о себе максимум информации, что может нарушать его право на личную тайну, но и иметь определенный уровень компьютерной грамотности для оформления документа в электронной среде.

Добавьте к этому свойственный большинству людей страх, что система может «зависнуть», «упасть» и все данные пропадут, и мы получим не самую оптимистичную картину. Кстати, по последним данным опроса портала SuperJob, которые я видел, в России готов заменить свой паспорт на электронный только каждый четвертый. 

Соответственно, если ставить такую задачу, то надо быть готовым к решению сложных вопросов по обеспечению надежного хранения данных, защиты их от попадания в руки тех, кому они попасть не должны, к верификации этих данных и, это уже вне решений IT, к повышению доверия к новым технологиям.

Беда в том, что обычно все эти задачи, в том числе и в силу особенностей межведомственного взаимодействия, крайне редко решаются комплексно. А решение разрозненных задач также редко приводит к ожидаемому результату.

Но не будем забывать и то, что цифровая трансформация экономики и государственного управления остается в числе основных целей развития нашей страны. Это подтверждают программные документы (Указ Президента РФ от 21 июля 2020 г. N 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» — прим. MEDIA-MIG). Постепенное проведение курса на цифровое будущее, полагаю, обещает появление новых задач, а значит, новых технологий и решений. 

Беседовал корреспондент MEDIA-MIG Дмитрий Смирнов