Москва и Санкт-Петербург — все еще самые популярные города для мигрантов. Но постепенно в этом рейтинге поднимаются и российские регионы. Так, число трудовых мигрантов в 2020 г. в Екатеринбурге и Свердловской области, по данным ГУ МВД Свердловской области, составило 42,5 тыс. человек.

Несмотря на то, что из-за глобальной пандемии поток мигрантов значительно сократился (в 2019 г. их насчитывалось 163,3 тыс.), регион продолжает успешно вести работу с иностранцами в условиях сложной эпидемиологической ситуации.

В марте 2021 г. Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова на III Международной конференции «Женское лицо миграции. Позитивная роль женщин-мигрантов» рассказала о том, как регион решает проблемы миграции. Омбудсмен отчиталась о том, как регион провел возвращение иностранцев на родину во время введения карантинных мер в марте–апреле 2020 г. Также власти Свердловской области стараются сделать все возможное, чтобы мигранты получали все услуги на тех же правах, что и граждане РФ. Например, в 2020 г. вопрос медицинского обслуживания встал наиболее остро в условиях пандемии, но властям региона в непростые времена удалось обеспечить мигрантов всем необходимым, а часть из них отправить на родину во избежание заражения СOVID-19. Оставшиеся в регионе мигранты получают в поликлиниках и больницах все то же самое, что и местные жители. Омбудсмен отмечает, что за долгое время она не слышала ни одного отказа в приеме на лечение иностранных граждан. Власти Свердловской области стараются не сбавлять темп и работать на опережение. Ведь известно, что болезнь легче предотвратить, чем потом ее лечить. Исходя из этого принципа, в 2020 г., в том числе за счет средств федерального бюджета, был проведена диспансеризация детей мигрантов.

Помимо здравоохранения, в зоне особого внимания омбудсмена оказалась сфера образования. Как считает Татьяна Мерзлякова, в ней Свердловская область добилась наиболее значительных результатов. Во многих школах региона доля детей мигрантов доходит до 50–70%.

«С детей не требуем гражданства», — говорит омбудсмен.Родители-мигранты могут не беспокоиться о том, что их ребенка не возьмут в государственную школу.

При этом в регионе строго следят за тем, чтобы в учебных заведениях не возникали конфликты на межнациональной почве. Власти делают все, чтобы не было ситуаций, когда местные не хотят отдавать своих детей в школу потому, что в ней учится много мигрантов. «За эти годы мы выработали отсутствие дискриминации», — комментирует чиновница.

Обучение и интеграция детей мигрантов — один из актуальных вопросов для Свердловской области. В дискуссию вовлечены как ученые, эксперты в области миграции и интеграции, так и учителя общеобразовательных школ региона. Внимание уделяется и теоретическим исследованиям, и составлению образовательных комплексов. Один из таких комплексов разработали в областном Институте развития образования. Этот комплекс позволит выявить у обучающихся уровень владения русским языком и возможные проблемы, которые могут возникнуть при изучении общеобразовательных дисциплин. Таким образом школьные учителя смогут выработать наиболее подходящую стратегию преподавания и найти правильный психологический подход к иностранному ученику.

На то, как правильно обучать детей мигрантов, обращает внимание кандидат социологических наук, доцент кафедры прикладной социологии Уральского федерального университета Михаил Вандышев в работе «Как обучать детей мигрантов — вместе или раздельно?». Исследователь опросил 160 педагогов из сферы общего образования.

41% респондентов высказались в пользу того, что совместное обучение способствует ускорению процесса адаптации мигрантов, 90% декларировали необходимость совместного обучения, 49% из них поддерживают идею, но с условием ограничения численности детей мигрантов в классах до 10–20%.

Статистика обнадеживающая.

«Вопрос о защите прав мигрантов у нас стоит достаточно жестко, и мы к этому относимся серьезно», — говорит Татьяна Мерзлякова.

При этом омбудсмен подчеркивает, что трудовой мигрант, приезжающий в Свердловскую область на заработки, может быть уверен в том, что он на 100% будет защищен, будет жить и работать на тех же правах, что и местные, но для этого необходимо встать на миграционный учет и заключить официальное трудовое соглашение с работодателем.

Мигранты-нелегалы не могут заявить о своих правах, получить достойные медицинские и образовательные услуги, часто наниматель их откровенно эксплуатирует. Не могут в таком случае действенно помочь и власти региона: нелегал для них как бы невидим, нереален.

Открытость и прозрачность на всех уровнях и со всех сторон — единственная гарантия эффективной реализации миграционной политики в регионах и в России в целом.

Александра Близнецова