Российские информационные агентства со ссылкой на высокопоставленный источник опубликовали сведения о том, что в России растет число беженцев из Донбасса в Россию.

На первую декаду марта эта цифра выросла до 173 тыс. человек, и она постоянно меняется в сторону увеличения.

Количество прибывших за последние дни пока меньше, чем во времена острой фазы конфликта в Восточной Украине в 2014–2015 годах, однако новая волна беженцев может оказать негативное воздействие на российский рынок труда. Если боевые действия в соседней стране не прекратятся в скором времени, то люди будут вынуждены остаться в России. Какие страхи являются оправданными, а какие — беспочвенными? 

В настоящий момент беженцев из Донбасса, которые прибывают в пограничные регионы России, в основном принимают Ростовская, Воронежская, Брянская, Белгородская области. На первое время людям предоставляют спальные места в спорткомплексах, общежитиях, а также выделяют по 10 тыс. рублей на карманные расходы.

Понятно, что такая финансовая мера может поддержать беженца здесь и сейчас, но в случае затяжных боевых действий люди еще долго не смогут вернуться домой к нормальной жизни, предпочтя остаться в России. При этом сбережения, которые им удалось увезти с собой, рано или поздно закончатся, как и те 10 тыс. рублей, выделенные правительством РФ. 

Усугубляется ситуация в свете прогнозируемой в России инфляции в размере 20%, что также ухудшит положение вынужденных переселенцев, потерявших регулярный источник дохода. При таком сценарии людям придется выйти на рынок труда. К этому уже начали готовиться региональные службы занятости: 27 февраля в Ростовской области, принявшей самое большое число беженцев, была открыта горячая линия, специалисты которой могут проконсультировать вынужденных переселенцев об открытых вакансиях. 

Потенциальный массовый выход граждан на поиск работы в России вызывает серьезные опасения у россиян: местные жители в региональных пабликах жалуются на то, что упадет размер оплаты труда, поскольку беженцы готовы работать за меньший заработок, чем, конечно, воспользуются работодатели. Кроме того, распространяется традиционный страх, как и в случае с трудовыми мигрантами из Средней Азии, что приезжие займут рабочие места, вытеснив коренных жителей. Особенно сильны такие страхи в приграничных регионах страны, которые помнят опыт жизни с беженцами в 2014–2015 годах.

Но эксперты развеивают часть этих страхов. Так, ученые, изучавшие влияние притока украинских беженцев на экономическую ситуацию в Ростовской области в 2014–2015 годах, согласны с тем, что новые рабочие руки оказались полезны для восполнения нехватки рабочей силы, наблюдавшейся в регионе. Тогда мужчины, в мирное время занимавшиеся перевозками, добычей угля, устраивались водителями и строителями в российском регионе, а женщины — продавщицами, сборщицами ягод и фруктов, на животноводческие фермы. Однако из-за начавшегося в 2015 году кризиса многие рабочие места сократились, а часть вынужденных переселенцев вернулась на родину. 

При этом, по мнению экспертов, жители Восточной Украины занимали лишь определенную нишу профессий (строительство, торговля, пассажирские перевозки), в которых и так наблюдался дефицит кадров, о чем пишет доктор экономических наук Т.М. Глушанок. Согласно ее точки зрения, это дало благотворный эффект для стабилизации местного рынка труда, хотя и произошел демпинг заработных плат.  

Но нынешняя ситуация с беженцами и экономикой России отличается от того, что было почти десять лет назад. 

В отличие от предшествующих волн миграции из Украины, существенно изменился состав прибывающих. Так, в разговоре с журналистом издания «МЕДИА-МИГ» представитель службы занятости одной из областей Черноземья напомнил, что нынешние беженцы — это старики, дети и женщины, и, понятно, что первые две категории людей не выйдут на работу, как и матери с маленькими детьми. Мужчин трудоспособного возраста практически нет — их не выпускали в Россию. Поэтому, вероятно, влияние на рынок труда будет весьма ограниченным.

Слова чиновника подтверждаются на практике: в группах в социальных сетях, предназначенных для вынужденных переселенцев, в основном беженки ищут возможности для трудоустройства, тогда как из мужчин — лишь 16-летние подростки, готовые согласиться на подработку. В этой связи, похоже, на сферах, где традиционно в большинстве своем работают мужчины, наплыв беженцев никак не отразится.

Изменился не только состав вынужденных переселенцев, но и в целом экономическая среда в стране. В условиях международно-политической турбулентности, которая негативно сказывается на социально-экономической жизни России, сложно прогнозировать развитие рынка труда на ближайшую перспективу, хотя до последнего времени в нашей стране наблюдался низкий уровень безработицы и большое количество открытых вакансий.

«Наблюдалось довольно быстрое восстановление экономики после «ковидного» кризиса. Да, безработица была на исторически низких значениях, поскольку экономика восстанавливалась и, следовательно, спрос на рабочую силу подрастал. Сейчас экономика идет вниз. Соответственно, спрос на рабочую силу будет снижаться», − рассказала журналисту издания «МЕДИА-МИГ» профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Наталья Васильевна Зубаревич.

Опасения граждан приграничных городов по поводу того, что эвакуированные из Украины беженцы будут занимать их рабочие места, являются несколько избыточными. Во-первых, по мнению Натальи Васильевны, беженцы вряд ли начнут какую-то предпринимательскую деятельность, и в этой связи не будет конкуренции с отечественными бизнесменами. Во-вторых, эвакуированные жители, если у них имеется российский паспорт, могут претендовать на вакансии в бюджетных учреждениях, но сейчас коренные жители будут жестко держаться за свои рабочие места.  

«Конкуренция (между местными жителями и беженцами — прим. редакции) будет за место в детском садике. Это просто будут и школы там, где они концентрируются. Но сейчас у нас очень маленькое детское поколение, поэтому вместо 25 детей в классе будет 30. В медицинских учреждениях — опять же, если они граждане России — будет просто длиннее очередь», — отметила Зубаревич.

Экономический шок неизбежно сожмет часть рынка труда. Из-за перебоев с поставками ряд предпринимателей закроют свою деятельность, другие побоятся брать в штат человека, не будучи уверенным в том, что смогут с ним расплатиться, параллельно упадет покупательная способность населения. Все это приведет к резкому сокращению предложений на рынке труда.

Между тем, пока волна кризиса еще не захлестнула всю страну, можно изучить еще открытые вакансии, какие предлагают прибывшим гражданам российские работодатели. Так, в социальных сетях распространены следующие виды подработки: работа на фермах с возможностью переезда всей семьей, работа аниматорами на курортах Краснодарского края (25 тыс. рублей в месяц), работа в швейных цехах, заготовка грибов, ягод и кореньев в Ярославской области, работа кладовщиком (44 тыс. рублей в месяц) и строителем. Рынок будет реагировать, и в этой ситуации власть не должна проспать новые вызовы.

Сергей Филимонов