Широко обсуждаемое и используемое сегодня понятие «мягкая сила» — внушительный инструмент внешнего влияния, который наравне с экономическими и военно-политическими механизмами используется рядом государств для достижения определенных целей на международной арене. Сегодня он становится одним из ключевых направлений внешнеполитической деятельности мировых и региональных держав, стремящихся обеспечить себе конкурентные преимущества на мировой арене.

Приходится констатировать, что Россия в этой сфере находится в числе догоняющих. Об этом с сожалением говорят эксперты, отмечая деятельность других игроков: «Особенно активно в этом направлении действуют западные страны. Можно привести много примеров их воздействия, которое нередко приводит к печальным и даже трагическим последствиям, как, например, в странах Ближнего Востока, — уверен директор Киргизского национального информагентства «Кабар» Кубан Таабалдиев. — Долгие годы Запад осуществляет активные попытки переформатировать и постсоветское пространство, которые в отдельных странах увенчались успехом — Прибалтика, Грузия, Украина. Что же касается стран Центральной Азии, то здесь пока рано говорить о результатах такой деятельности, сейчас можно наблюдать лишь некоторые изменения кругозора и ментальности населения. Этому процессу нужно уделять большое внимание, потому что воздействие «мягкой силы» проявляется постепенно, не только меняя сознание людей, но поднимаясь к верхам политической власти».

По мнению эксперта по вопросам безопасности Таалайбека Джумадылова, плацдармом западных стран в продвижении их геополитической повестки в странах Центральной Азии является Киргизия, где наиболее широко применяется такой инструмент, как неправительственные организации: «Наверное, в любой стране мира найдется группа лиц, готовая за деньги иностранных спонсоров предоставлять им информацию и действовать во вред своему государству, но

Киргизия может войти в Книгу рекордов Гиннесса по количеству неправительственных организаций, которые работают в интересах зарубежных доноров. У нас сформировались целые династии профессиональных гражданских активистов и правозащитников, деятельность которых выходит за рамки задекларированной, они не только активно вмешиваются в систему государственного управления и пытаются влиять на власть, но и формируют общественно-политический климат в стране», —

говорит Таалайбек Джумадылов, констатируя, что в использовании «мягкой силы» Россия несколько проигрывает другим геополитическим игрокам, присутствующим в Киргизии: «К сожалению, в последнее время «русский мир» сдает свои позиции». Попытки создать общее теологическое пространство не увенчались успехом, как не принесли ожидаемых результатов и попытки сформировать общее образовательное пространство. Киргизия, как и другие страны региона, исторически тяготеет к России, корнями мы ближе к «русскому миру», нежели к китайской или западной цивилизации. Но российской стороне нужно обращать больше внимания на объем и качество своей «мягкой силы», а также на пиар своей деятельности», — добавляет Таалайбек Джумадылов.

В свою очередь политолог, главный редактор информационно-аналитического агентства Kginfo.ru Асилбек Эгембердиев подчеркивает, что некоторые геополитические игроки пытаются использовать в своих интересах то, что Киргизия сейчас переживает внутриполитические преобразования, которые усугубляются многочисленными социальными проблемами, в то время как Россия оказывает республике реальную поддержку. «Встреча глав России и Киргизии в Сочи говорит о том, что Москва готова оказать Бишкеку помощь в преодолении существующих проблем. Об этом свидетельствует тот факт, что после переговоров с российским коллегой Владимиром Путиным президент республики Садыр Жапаров подчеркнул, что Российская Федерация является вечным стратегическим партнером Кыргызской Республики. Ранее такие уверенные и громкие заявления от киргизского руководства не звучали. А учитывая, что отдельные геополитические силы не очень позитивно воспринимают углубление российско-киргизских отношений, после этой встречи следует ожидать всплеска определенной активности в медийном пространстве со стороны неправительственных организаций, средств массовой информации и других компонентов западной «мягкой силы», — отмечает Асилбек Эгембердиев.

Сегодня в Киргизии присутствует «мягкая сила» России, США, Евросоюза, Китая, Турции, а также стран исламского мира, которые, строя мечети и медресе, а также реализуя множество гуманитарных программ и оказывая индивидуальную поддержку правоверным мусульманам, представляют серьезную силу, способную конкурировать со светскими державами. На этот факт, в частности, обращает внимание пресс-секретарь Клуба региональных экспертов Кыргызской Республики «Пикир», политический обозреватель Наталья Крек: «Несмотря на многообразие альтернативных систем воздействия на население стран Центральной Азии, на данном этапе в продвижении своих ценностей преуспевают западные страны, которые реализуют множество проектов: это и образование, и деятельность неправительственных организаций, и информационный компонент. Если российская информация в регионе представлена лишь международным информационным агентством Sputnik, то американские и европейские ценности продвигает целая сеть как зарубежных, так и национальных средств массовой информации, финансируемых различными западными донорами». При этом эксперт подчеркивает, что,

хотя по большинству позиций российская «мягкая сила» уступает западной, китайской или турецкой, у России есть одно большое преимущество, которого не имеет ни одна другая геополитическая сила, представленная в Центральной Азии. Россия является крупнейшим направлением экспорта рабочей силы из республик региона.

По мнению Натальи Крек, грамотное использование данного ресурса может обеспечить России конкурентные преимущества:

«Трудовые мигранты — это готовый инструмент «мягкой силы», который российская сторона может использовать в своих интересах. Для этого нужно лишь уделить больше внимания совершенствованию миграционного законодательства и улучшению условий пребывания иностранных трудящихся, а также осознать, что мигранты — это не только экономический ресурс, положительно влияющий на российский ВВП, но и возможность более эффективного использования народной дипломатии при минимальных затратах».

В этой связи общественный деятель, политолог из Нижнего Новгорода Павел Данилов подчеркивает, что России необходимо продвигать в странах региона не только русский язык, но и культуру и традиции «русского мира». «Нужно развивать сотрудничество в сфере среднего специального образования, это позволит выходцам из Центральной Азии делать карьеру в России, где такие специалисты крайне востребованы. Нужно развивать бизнес-партнерство. Нужно реализовывать совместные научные, исследовательские и другие проекты, в том числе за счет средств, которые российская сторона выделяет на продвижение своей «мягкой силы» за рубежом», — считает Павел Данилов.

В целом, несмотря на то, что западные страны обладают большими ресурсами и имеют более разнообразный арсенал инструментов, нацеленных на продвижение демократии и либеральных ценностей, Россия способна и должна достаточно прочно удерживать свои позиции в Киргизии. Такое мнение высказывает сопредседатель Клуба региональных экспертов Кыргызской Республики «Пикир» политолог Игорь Шестаков: «У России есть системные проблемы по некоторым направлениям «мягкой силы», но она значительно выигрывает за счет оказания Киргизии социально-экономической поддержки. Это было видно по прошлому году, когда российская сторона оказала республике серьезную помощь в локализации пандемии. Как элемент «мягкой силы» в нынешних условиях можно рассматривать и российскую вакцину «Спутник V», которая поставляется не только в нашу республику, но и активно применяется в других странах региона».

Злата Симаш