Русский язык долгое время считался одним из ведущих мировых языков и занимал шестое место среди всех языков мира по общей численности говорящих на нем и восьмое место — по численности владеющих им как родным. Однако сейчас его позиции ослабевают: по некоторым данным, к 2019 г. число русскоговорящих в мире составило 235 млн человек, а к 2050 г. прогнозируется снижение этого показателя до 130 млн.

На постсоветском пространстве снижение статуса русского языка впервые стало ощутимым в первые годы распада СССР, что было ожидаемо и объяснимо в геополитическом контексте. По-русски почти не говорят в Балтийских странах и в Грузии. Жители Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, стран-лидеров по исходу мигрантов в РФ, часто не владеют или почти не владеют русским и осваивают только его усеченный, разговорный и искаженный вариант уже находясь в стране.

Гульмира Джунушалиева доктор исторических наук, доцент, заведующая кафедрой рекламы и связей с общественностью в Кыргызско-Российском Славянском университете им. Б.Н. Ельцина. Фото предоставлено Г. Джунушалиевой

Как рассказала MEDIA-MIG доктор исторических наук, доцент, заведующая кафедрой рекламы и связей с общественностью Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б.Н. Ельцина Гульмира Джунушалиева, побывавшая по различным рабочим программам в 11 постсоветских республиках,

«можно с большой долей определенности говорить о том, что пространство использования русского языка значительно сократилось за последние десятилетия. В постсоветских республиках русский язык еще сохраняется в повседневной коммуникации, но его позиции ослабевают».

Объяснение происходящему эксперт видит в следующем: «Активные миграционные процессы привели к вымыванию русскоязычного населения из постсоветских республик и представителей других этносов, для которых владение русским языком являлось частью билингвизма (чаще всего это были горожане). Состав городского населения сменился благодаря внутренней миграции сельчан, традиционно говорящих на госязыках».

По данным Министерства внутренних дел РФ, около 80% трудовых мигрантов в России — граждане стран СНГ и, скорее всего, этот показатель будет сохраняться еще долгое время.

Если русский язык продолжит сдавать позиции в СНГ, то в Россию будут приезжать менее образованные и квалифицированные мигранты, которые в силу недостаточного владения русским языком не смогут нормально интегрироваться в принимающее общество. Россия получит тысячи, а может, и миллионы неграмотных низкоквалифицированных работников, которые смогут претендовать только на низкооплачиваемую работу.

Беседовавшая с MEDIA-MIG доцент кафедры теории регионоведения Института международных отношений и социально-политических наук Московского государственного лингвистического университета, кандидат политических наук Мария Моховикова предлагает следующий путь решения:

«Необходим системный, многоуровневый подход: с одной стороны, постоянное внимание к вопросу русского языка на межправительственном уровне, долгосрочные комплексные программы межведомственного взаимодействия, взамен проектного точечного подхода, а также, возможно, формирование государственно-частного партнерства в образовательных проектах для подготовки потенциальных трудовых мигрантов в странах исхода».

Мария Моховикова доцент кафедры теории регионоведения Института международных отношений и социально-политических наук Московского государственного лингвистического университета, кандидат политических наук. Фото с сайта Московского государственного лингвистического университета

Нельзя сказать, что в этих направлениях в России и Россией ничего не делается. Например, как сообщил MEDIA-MIG советник ректора по тестированию и сертификации РГПУ им. А.И. Герцена Арсений Парфёнов, в сентябре 2021 г. Россия направит в Узбекистан 50 специалистов по учебно-методической работе и 150 учителей русского языка. Таким образом реализуется Международный гуманитарный проект «Класс!» («Зўр!»), стартовавший осенью 2020 г. Его главная цель — продвижение русского языка на территории страны.

Но эксперты обращают внимание не только на лингвистические и культурологические аспекты проблемы, но говорят и о политических основаниях нисходящей динамики распространения русского языка в том числе и в странах, из которых фиксируются мощные потоки трудовых мигрантов. Гульмира Джунушалиева полагает, что стремление политиков лишить русский язык официального или государственного статуса «это всегда выигрышная позиция во внутриполитической конкуренции, которая обеспечивает электорат, триггер, вызывающий общественный резонанс и подпитывающий отток русскоязычного населения, как правило, наиболее политически активного». Согласна с такой точкой зрения и Мария Моховикова: «Когда предлагают политики, а не педагоги или филологи, значит, этот вопрос важен для них с точки зрения привлечения определенного круга сторонников, укрепления своих националистических избирательных платформ. Идея национальной исключительности, превосходства всегда находила своего рьяного последователя, особенно в сложные социально-экономические периоды».

Наряду с фиксированием отступления русского языка уже невозможно игнорировать и тот факт, что в СНГ укрепляются позиции турецкого языка благодаря его близости к языкам азиатской части постсоветского пространства и дальнейшим возможностям продолжения образования. Та же ситуация и с арабским, особенно сильны его позиции в Киргизии. Очень часто образованные кыргызстанцы трудоустраиваются по специальности в арабских странах. Набирает популярность в СНГ и китайский язык.

По мнению Гульнары Джунушалиевой, в будущем языковые предпочтения в постсоветских республиках станут зависеть от традиционных, культурных и религиозных аспектов. Политики будут ориентироваться в первую очередь на потребности населения, искать выгоду в продвижении языка той страны, с которой будет выгоднее налаживать экономические и политические отношения.

Александра Близнецова