Численность иностранных студентов в российских вузах за последние десять лет выросла вдвое и продолжает расти. В настоящее время, по статистическим данным Минобрнауки, в 688 вузах России обучаются около 300 тыс. иностранцев. К концу 2024 г. их число должно увеличиться до 425 тыс. человек — такая цель обозначена в паспорте национального проекта «Образование» и судя по той же статистике, задачи, поставленные для ее выполнения, по крайней мере в части количественной составляющей, выполняются. Если в 2020/21 учебном году по квоте Минобрнауки выдано 14995 направлений на обучение в российских вузах иностранных граждан, то Постановлением Правительства РФ от 18 декабря 2020 г. № 2150 установлены квоты на образование иностранных граждан и лиц без гражданства в 2021 г. уже в количестве 18 тыс. человек. В 2022 г. — 23 тыс., а с 2023 г. Россия готова принимать 30 тыс. студентов из зарубежья. Вопрос только в том, перерастет ли количество в качество, а также кто и зачем едет к нам учиться.

В отечественных вузах иностранных студентов обучали всегда: и в очень далекие времена, когда в России только создавались первые университеты, и даже в нелегкие для страны двадцатые и сороковые годы XX в. в СССР готовили специалистов для Монголии и Китая. В постсоветский период страна охотно принимала на учебу молодых людей из любого государства. Еще до того, как в лексиконе политиков и дипломатов появился термин «мягкая сила», в СССР прекрасно понимали, что получившие вместе с образованием и определенное воспитание, узнавшие и полюбившие страну своей студенческой юности молодые люди смогут повлиять на формирование положительного образа Советского Союза на родине. Собственно, цель формирования положительного образа России остается одной из главных и сегодня, как составляющая «мягкой силы». Отсюда и стремление привлечь как можно больше иностранцев к учебе в РФ. 

Россия по традиции готова оказать помощь в подготовке кадров странам, с которыми она еще тридцать лет назад состояла в едином государстве или связана взаимными обязательствами. Особенно в сферах, в которых престиж российского образования еще достаточно высок, например, в физике, музыкальном исполнительстве или балете. Именно на такие направления абитуриенты поступают учиться с четкой задачей — перенять все лучшее, что накоплено российской школой и затем развить полученные знания и умения на родине. 

Никому не придет в голову попытаться поступить, например, в Московскую консерваторию, не умея играть на музыкальном инструменте и не владея нотной грамотой, а в МФТИ — не зная законов физики. Но есть другие вузы и другие направления, в частности, ряд гуманитарных, которые привлекают студентов-иностранцев совсем по другим причинам. Например, возможностью игнорировать занятия от сессии до сессии, а все оставшееся время проводить, например, на стройке или работать где-нибудь еще, как правило, на частника, вполне легально проживая в России в статусе студента в комфортном общежитии. По данным Единой межведомственной информационно-статистической системы, в допандемийном 2019 г. среди молодых людей, приезжающих в Россию на учебу, преобладали граждане Казахстана, Китая, Узбекистана, Таджикистана и Украины. И здесь, похоже, формируется некая «серая зона».

Тот, кто отдыхал в этом году на высокогорных курортах Северного Кавказа, мог обратить внимание на ребят, усердно работающих на строительствах частных гостиниц, пансионатов, в точках общепита и, поговорив с ними, узнать, что парни приехали из Узбекистана учиться в университете, но дома остались родители и младшие братья и сестры, которым нужно помогать финансами. Поэтому вопрос с учебой с самого начала стоял для сдружившихся земляков так: главное — сдавать сессии, а это вполне решаемо для иностранца, к которому вуз относится более лояльно, чем к отечественному студенту, особенно если он более-менее сносно может сформулировать несколько предложений на русском языке, отвечая на вопрос экзаменатора. Причем не обязательно отвечать правильно и развернуто, всегда есть повод сослаться на то, что язык не родной: хотел сказать одно, а получилось совсем другое. Экзаменатор почти всегда войдет в положение. 

Вошла в положение и государственная экзаменационная комиссия одного из московских государственных вузов, которая поначалу была шокирована тем, что выпускница магистратуры явилась на госэкзамен в сопровождении переводчика. Девушка, которая провела в стенах российского университета два года, на плохом русском начала объяснять комиссии, что она ничего не понимает, но, не договорив, перешла на родной язык. 

Поскольку экзамен у иностранки комиссия принимала дистанционно, ей следовало назвать номер билета, но даже цифра не прозвучала на русском языке. Так же — с переводчиком — она защищала выпускную квалификационную работу, написанную, кстати, на русском языке. Посовещавшись, члены ГЭК решили не нарываться на разбирательства, выставили отметки «удовлетворительно» за оба испытания, постановили присвоить соответствующую квалификацию и выдать государственный диплом установленного образца. 

Трудно поверить, что девушка, проживая два года в студенческом общежитии, где языком межнационального общения был русский, присутствуя хотя бы изредка на занятиях и контактируя с однокурсниками, да просто передвигаясь по Москве в общественном транспорте, решая бытовые вопросы, не смогла овладеть языком хотя бы на уровне, позволяющем понимать собеседника. Но ей было удобнее сослаться на незнание языка, рассчитывая в таком случае на снисхождение. Расчет оказался верным. Но можно ли назвать справедливым решение выдать такой выпускнице диплом российского вуза, в котором преподавание всех дисциплин, за исключением иностранного языка, по избранному направлению ведется исключительно на русском языке? 

Справедливости ради нужно сказать, что окончивший тот же вуз годом ранее соотечественник девушки получил диплом с отличием, его ответ на госэкзаменах и защита выпускной квалификационной работы были признаны лучшими на курсе, где, кроме него, иностранцев не было. Еще один соотечественник отучился пока только год, но запомнился преподавателям старанием и явным прогрессом как в изучении русского языка, так и в освоении других дисциплин. Преподаватели ставят ему отличные оценки без натяжек. Так что приведенный выше случай можно считать, скорее, исключением из правил, но тем не менее звонки такие звучат и игнорировать их не стоит. И случай со студентами, «обучающимися» на частных стройках, тоже, наверняка, не единичный, более того, таких инцидентов станет больше в связи с тем, что иностранные студенты теперь получили законное право работать в свободное от занятий время. Что предпринять, чтобы в Россию абитуриенты ехали именно за знаниями, а не за заработком и возможностью комфортно пожить, а то и остаться в стране, условия в которой намного лучше, чем у них на родине? Что предпринять, чтобы уберечь от обесценивания диплом государственного образца российского высшего учебного заведения? 

MEDIA-MIG готов предоставить возможность высказаться всем заинтересованным сторонам. 

Светлана Зайцева