По прогнозам Межправительственной группы экспертов по изменению климата, на Земле сейчас наблюдаются резкие изменения климатических условий: средняя температура в ряде регионов становится избыточно высокой, а запасы питьевой воды уменьшаются. Очевидно также повышение уровня Мирового океана, а это значит, что ряд прибрежных зон может быть затоплен. Отсюда — прогнозы по формированию и превращению в фактор жизни планеты климатической миграции. В соответствии с данными Международной организации по миграции, на начало 2019 г. число климатических мигрантов превысило 18,2 млн человек. Как считает проектный директор Greenpeace в России Владимир Чупров, климатическая миграция уже становится реальностью, счет мигрантов, вынужденных покидать свое жилье из-за изменений климата, идет на десятки миллионов:

«По данным Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, за 6 месяцев — с сентября 2020 г. по февраль 2021 г. — из-за различных климатических бедствий покинуть свои дома пришлось 10 млн человек. Подавляющее большинство миграций было вызвано аномальными погодными условиями. Люди были также вынуждены уехать из-за засух, наводнений, извержений вулканов и землетрясений. Для сравнения, за эти же полгода из-за военных конфликтов вынужденно сменили место жительства 2,5 млн человек. Их число составляет 25% от числа климатических беженцев», — заявил представитель Greenpeace в комментарии для MEDIA-MIG.

Как считают исследователи вопроса, к 2050 г. климатическая миграция станет нормой, а не исключением. По приблизительным оценкам, к этому моменту число климатических мигрантов может достигнуть от 50 млн до 1 млрд человек. Разброс оценок столь велик, потому что сам термин «климатический мигрант» довольно расплывчатый.   ведущий научный сотрудник Института демографических исследований Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук, заместитель директора по инновационному проектированию и исследователь климатической миграции Артем Лукьянец рассказал MEDIA-MIG о том, что на Западе и в России толкования климатической миграции различны: «В России мы делим ее на климатическую и экологическую миграцию. На западе климатическую миграцию называют environmental migration и подразумевают под этим любые перемещения населения, вызванные изменениями в окружающей среде».

С расплывчатостью этого термина отчасти связано игнорирование проблемы климатической миграции как таковой. Правительства большинства государств и международные организации либо не видят ее, либо предпочитают замалчивать.

Но, как считает Артем Лукьянец, климатическая миграция уже давно перестала быть мифом и стала реальностью, поэтому игнорировать эту тему нельзя. Если не заняться этим вопросом сейчас, то последствия могут быть необратимыми: «Проблема настолько глобальна и всеобъемлюща, что ни одно государство не хочет быть инициатором обсуждения этого вопроса, поднимать эту тему на международной повестке. Даже в рамках Генеральной Ассамблеи ООН все говорят, что климат меняется, и это факт. Масштабным последствием изменения климата может стать климатическая миграция, но при этом о проблеме климатической миграции все еще говорят мало».

Понятие климатической миграции практически нигде не закреплено на законодательном уровне. Исключение составляют Киргизия и Таджикистан, страны, которые постоянно испытывают на себе последствия изменения климата. В других государствах такого нет: ухудшение климатических условий нигде больше не указано как одна из возможных причин миграции. «В Управлении Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) пока считают, что для нормативно-правовой системы закрепление климатической миграции не пришло время, потому что нет четких критериев, определяющих климатического мигранта.

Если массово признать беженцами по причинам климатического характера всех, кто сейчас об этом заявляет, это может создать коллапс мирового масштаба, от которого в первую очередь пострадают лица, которые, по мнению УВКБ ООН, действительно нуждаются в помощи, жизни и здоровью которых чаще всего угрожают политические режимы в отдельных странах мира и военные конфликты», — рассказывает Артем Лукьянец.

В России климатическая миграция также не закреплена ни в одном из законодательных документов. Но сейчас вектор постепенно меняется. Так, в начале июня на Петербургском международном экономическом форуме эту тему подняла вице-премьер Виктория Абрамченко. В своем выступлении она отметила, что в ближайшее время Россия может стать средоточием мигрантов, которые покидают родину ввиду климатических изменений. 

Раньше было принято считать, что климатическая миграция затрагивает только страны Азии и Африки. На данный момент основными странами-донорами климатических мигрантов можно назвать островные государства и государства с большой береговой линией, например Филиппины, Фиджи и Гаити. Время от времени в этот антирейтинг попадает Таиланд и Вьетнам. При этом в ближайшем будущем мировое сообщество и международные организации, созданные под эгидой ООН, ожидают основной поток климатических мигрантов не из стран Юго-Восточной Азии, а из Африки. Связано это с тем, что обычно африканские страны характеризуются высоким демографическим потенциалом и относительно плохо развитой экономикой.

Что касается России, то наша страна не входит в список уязвимых, то есть наиболее подверженных климатическим изменениям стран ввиду своей обширной территории. Однако в ближайшее время Россия может столкнуться не столько с проблемой внутренней миграции населения или даже эмиграцией, сколько наплывом климатических мигрантов, которые приедут в страну из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана.

По результатам демографических и климатических исследований, в перспективе до 2030 г. в Узбекистане до 1,8 млн человек будут проживать на территориях, которые подвержены климатическим изменениям, в Таджикистане — до 700 тыс., в Киргизии — до 500 тыс. человек. Однако как считают эксперты, вряд ли все эти люди мигрируют в Россию. «Исходя из результатов более подробных опросов и интервью, проведенных на родном языке потенциальных климатических мигрантов, в Россию могут направиться около 46 тыс. человек из Таджикистана, 30–32 тыс. человек из Киргизии. Это те, кто готовы уехать уже сейчас, те, кто регулярно испытывают на себе последствия климатических изменений. Также в Россию могут приехать граждане из стран Латинской Америки, однако их число будет крайне незначительным, всего от нескольких сотен до 2–3 тысяч человек, — считает Артем Лукьянец. — Те страны, которые раньше признают существование климатической миграции и займутся организацией миграционных потоков не только не пострадают от климатических мигрантов, но и смогут получить некоторые преимущества. Власти просят: покажите, где же эти климатические мигранты? Но когда они их увидят и лицом к лицу столкнутся с этой проблемой, осознают, что климатическая миграция — это не миф, то будет уже поздно. Работать надо на опережение». 

Александра Близнецова