Период многовластия в управлении миграционными процессами завершается. Итоги его неудовлетворительны.

Упразднение в 2016 году ФМС РФ укрепило разобщенную работу ведомств, каждое из которых решало собственные задачи и следовало собственным курсом. Разные методики учета мигрантов мешали созданию единой информационно-аналитической базы, что ослабляло контроль за ситуацией. Ускользая от статистики, миллионы иностранных граждан хаотично перемещалась по территории государства. Социально-экономический баланс нарушался, а перед коррупцией открывались все новые неосвоенные пространства.

2020 год, когда пандемия COVID-19 притормозила мобильность населения, стал поворотным в борьбе с этими явлениями. Необходимость централизованного управления становилась все очевиднее, и в феврале 2022 года Владимир Путин подписал указ о создании Межведомственной комиссии Совбеза РФ по вопросам совершенствования государственной миграционной политики. Первым пунктом в описании ее функций указан анализ миграционной ситуации в стране. Потребуется нормальный обмен информацией между включенными в комиссию блоками: силовым, экономическим и научным. Есть ли чем поделиться последнему — большой вопрос.

Минобрнауки России свою составляющую миграционного сервиса обеспечить так и не сумело — с 2021 года основные полномочия в этой части отошли правительству РФ. 

Организованный министерством порядок проведения комплексного экзамена среди иностранных граждан, которые претендуют на проживание и трудоустройство в нашей стране, дает лишь мизерный отсев девиантов. Приезжему нужно ответить на единственный вопрос: есть ли в твоем кошельке несколько тысяч рублей для нашей бедной системы образования? Остальное неважно. Не воспринимаешь культуру Россию и презираешь принимающее общество — ты все равно желанный гость. Стоит ли удивляться, что падение образовательного уровня внешней миграции, которое началось еще в первой половине 2000-х гг., продолжается? 

Особенно характерно, что ведомство не озаботилось систематическим сбором статистики по этому направлению. Основную массу мигрантов, приезжающих в Россию на заработки, закон обязал сдавать комплексный экзамен с 2015 года, однако в распоряжении ученых сегодня имеются лишь неполные, хотя и весьма красноречивые данные Росстата. 

Составлено на основании: Численность и миграция населения Российской Федерации, 2017 г., 2019 г.

Как видно, если цифры за 2017 год составляют более-менее понятную картину — уровень образования не указали лишь 21,4% мигрантов, то в 2019 году наступил полный мрак — неизвестность достигла 74,5%, т. е. выросла в 3,5 раза, 2/3 контингента из статистики выпало.  

Понятно, что такой расклад скрывает увеличение доли иностранных граждан с низким уровнем образования (начальное и среднее неполное). Формально процент снижается: 8% в 2017 году против 3,5% в 2019-м. На деле подробные данные не собирают, чтобы не возникало лишних вопросов. Например, каким образом растет число выданных мигрантам разрешительных документов, следовательно, и сертификатов об успешном прохождении комплексного экзамена, если малограмотных и не говорящих по-русски среди приезжих становится все больше? 

Ответ: потому, что коррупция. Вместо того чтобы мотивировать мигрантов к изучению русского языка, комплексный экзамен устроен так, чтобы мотивировать криминальный бизнес. В него втянуты и сотрудники уполномоченных вузов, и частные компании, и представители органов, оказывающих иностранным гражданам комплекс государственных услуг. 

В первые годы документы о прохождении экзамена просто подделывали и продавали, затем по мере усиления контроля сложились схемы, основанные на имитации проведения сессии и помощи мигрантам. Благодаря техническим трюкам, региональные представительства вуза формируют подложные экзаменационные материалы (письменные матрицы, аудио- и видеозаписи), достаточные для того, чтобы ввести в заблуждение головной центр, а в случае сговора — обеспечить ему прикрытие. Готовый оплатить эти старания иностранец получает официальный сертификат, а тайну его выдачи надежно хранит архив, остающийся в распоряжении вуза. 

Условия хранения экзаменационных материалов покрывают махинации. Вывод напрашивается, если присмотреться к структуре информационных систем. 

Учет выданных иностранным гражданам сертификатов ведется в двух базах. Часть данных (статус документа и цель его получения, имя владельца, номер и серия бланка и т. д.) уполномоченные вузы вносят в «Федеральный реестр сведений о документах об образовании и (или) о квалификации, документах об обучении» (ФИС ФРДО), находящийся в ведении Рособрнадзора. 

Более подробные сведения содержит Интегрированная распределенная система информационного обмена результатами тестирования (ИРСИОРТ), которую по заказу Минобрнауки РФ в 2014–2015 годы разработал Российский университет дружбы народов. Система, объединяющая все уполномоченные вузы, формирует документы, которые сопровождают проведение сессии: таблицу с персональными данными и балльными результатами, акт с датой и ответственными лицами, скан документа, удостоверяющего личность, ведомость выдачи сертификатов.

Обе базы крайне чувствительны к человеческим ошибкам. Частичное представление дает Акт об итогах проверки деятельности РУДН в части проведения комплексного экзамена (26 августа — 13 сентября 2019 года). Как следует из размещенного на сайте вуза документа, вплоть до июня 2019 года ИРСИОРТ не была поставлена на учет нематериальных активов университета, а ссылка на государственную регистрацию системы содержала недостоверную информацию. Проверка также обнаружила, что при входе в ФИС ФРДО с сервера РУДН отражались ложные сведения о выдаче и замене сертификатов, а выгрузку данных в реестр производило неуполномоченное лицо. Другими словами, качество информации и контроль доступа к ней базы не гарантируют.    

Существует и более серьезная проблема. Ни ИРСИОРТ, ни ФИС ФРДО не хранят архивы экзаменационных сессий, изучение которых помогает выявить такие нарушения, как подсказки, чтение ответов, несоответствие уровня экзамена заявленной цели, проведение сессии за пределами представительства — все то, что мешает установить реальный уровень знаний мигранта и обеспечивает прибыль криминальному бизнесу.   

Ревностное отношение вузов к экзаменационным архивам легко объяснить. Это усложняет проверки и расследования, позволяя не только избежать ответственности за ненамеренные ошибки, но и сохранить золотоносную схему по снабжению сертификатами иностранцев-молчунов. Нужно лишь потерпеть три года, после чего материалы подлежат уничтожению. 

Большинство уполномоченных вузов, работающих напрямую через ИРСИОРТ, получают архивы с мест через незащищенные каналы связи (Яндекс.Диск, электронная почта), из-за чего файлы нередко теряются или вообще не попадают в головной центр.  

Случаи халатного отношения к комплектованию архивов экзаменационных сессий в 2016–2017 годах выявили внутренние проверки в ряде университетов, что поставило под сомнение законность выдачи сертификатов иностранным гражданам. Прецедент дал импульс внедрению специального программного обеспечения. В автоматизации сбора, обработки и хранения полного комплекта документов, подтверждающих прохождение экзамена, особенно заинтересованы вузы с разветвленной сетью региональных представительств. Возникла и типичная дилемма: взять за основу устаревшие аналоги, сэкономить и справиться силами своих программистов или отдать проект профессионалам на аутсорсинг. Выбор во многом отражает намерения ректората: выявлять и устранять нарушения или их покрывать. 

Псковский государственный университет с 2018 года использует «Автоматизированную систему проведения тестирований» (АСПТ). Из описания следует, что ПО позволяет загружать материалы сессий, формировать отчетность и выгружать основные сведения об экзаменах в ИРСИОРТ и ФИС ФРДО. Предусмотрен также раздел «Администрирование», где можно создавать учетные записи для сотрудников МВД России и редактировать шаблоны документов.

Согласно открытым данным, лицензионное пользование ПО с февраля по сентябрь 2018 года обошлось университету в 2,1 млн рублей, а последующий выкуп исключительных прав на АСПТ еще в 6,1 млн рублей, которые перечислили разработчику ООО «Райзинг Байт». Нельзя не обратить внимание на то, что решение о заключении договора с компанией было принято согласно служебной записке директора Центра экспертиз и прикладных исследований ПсковГУ Арсения Парфенова. Учитывая его недавний вклад в развитие тестологии и архивного дела в, деталь весьма ироничная.  

Из протокола заседания комиссии ПсковГУ по определению единственного исполнителя, 19 декабря 2018 года, источник: https://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/common-info.html?regNumber=31807305994

Однозначно судить о подоплеке данной сделки и ее обоснованности нельзя. Однако нельзя не отметить и несколько любопытных фактов. 

Во-первых, согласно финансовой отчетности, прибыль ООО «Райзинг Байт» с момента регистрации в 2013 году и до заключения договора с ПсковГУ в 2018 году не превышала 208 тыс. рублей, а в 2015–2016 годы вообще была нулевой при отрицательной чистой прибыли. Чем занималась компания до получения выгодного заказа — загадка. Видимо, тем же, чем и в 2019–2020 годы, когда показатели продолжили падать. 

Во-вторых, по мнению анонимных источников в университете, ООО «Райзинг Байт» работала с учетом указаний Парфенова. Поэтому специфика управления тестовыми центрами и учетными записями сотрудников в АСПТ не позволяет отслеживать выгодную схему транзитного тестирования. Недавний пример — случай в Казани, где, по свидетельству очевидцев, экзамен у мигрантов представители ПсковГУ принимают прямо в машине. Вот такой кадр сделали прохожие на улицах города:

Так выглядит представительство ПсковГУ в Казани, официально заявленное по адресу: ул. Адоратского, дом 61. Тестеры вуза работают на колесах днем и ночью. Как материалы после таких удивительных сессий загружаются в систему, каково их качество, и что думают об этом наблюдающие за процессом сотрудники МВД России — еще одна загадка.    

В-третьих, после увольнения Парфенова осенью 2021 года из ПсковГУ к услугам ООО «Райзинг Байт» университет решил не прибегать и модернизацией ПО занималась уже другая компания — ООО «Интеллектуальная Разработка». Тут никаких загадок уже нет.

Свое ПО оперативно разработали и в Государственном институте русского языка им. А.С. Пушкина. В 2015 году государственную регистрацию в реестре программ для ЭВМ получили две компьютерные системы: тестирования трудящихся мигрантов по русскому языку и сертификационного тестирования по русскому языку как иностранному. Описание у программ одинаковое. Они созданы для составления тестовых заданий, автоматизированного проведения параллельного управляемого тестирования нескольких групп при неограниченном числе пользователей и получения статистических данных по результатам проведенного тестирования.

В 2018 году Институт зарегистрировал несколько систем под названием «Русский-тест», включая «Информационную систему тестирования», среди авторов которой указана ректор Маргарита Русецкая. В 2021 году вышла «Автоматизированная система учета и печати сертификатов 2.0». 

Ни описания этих программ, ни тем более руководства пользователя на сайте не размещено. Согласно отчету о самообследовании Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина на 1 апреля 2019 года, в рамках создания универсальной информационной системы онлайн-тестирования по русскому языку были решены задачи по формированию и выгрузке протоколов сессий, размещению обзорного видео экзамена, по выгрузке сертификатов в ФИС ФРДО и ИРСИОРТ.

Дополнительное представление о «Русском-тесте» дает также описание параметров системы хранения данных для продукта, которую Институт в 2020 году собирался приобрести за 2,1 млн рублей у ООО «Развитие систем связи и энергетики»

В подобной скрытности есть резон, если вспомнить все скандалы с продажей сертификатов Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина. Последний из них произошел в феврале 2022 года в Калужской области и привел к прокурорской проверке. Причем, как сообщило Правительство региона, на Институт приходится до 50% сертификатов об успешном прохождении экзамена, которые предъявляют не понимающие по-русски мигранты. То есть только через Калужскую область в вуз поступают сотни подложных архивов. Как это происходит и что покажет электронный след «Русского-теста», если ПО вообще существует и применяется, — страшная тайна.   

Современная иерархия информационных систем, обеспечивающих движение и хранение экзаменационных архивов, устроена таким образом, что отсекает наиболее ценную и содержательную часть материалов от формализованной. Источником данных о прохождении иностранными гражданами комплексного экзамена служит именно вторая, что как минимум некорректно. Сокрытие архивов искажает представление не только об образовательном уровне мигрантов, но и о проблемах действующей системы подтверждения их уровня знаний.            

С учетом целей, которые перед государственной миграционной политикой ставит президент России Владимир Путин, такое положение немыслимо. Централизацию управления внешней миграцией и повышение качества контроля за ее потоками должно сопровождать создание единой федеральной базы данных, содержащей в том числе видеозаписи, образцы голоса и почерка иностранных граждан. Одновременно в вузах должно быть положено начало их систематическому анализу и использованию в научных работах — трехлетнего периода для этого более чем достаточно.  

На данный же момент государственным задачам, как это часто бывает в России, противостоят корыстные интересы. Устаревшие и существующие только на бланках свидетельства о госрегистрации, информационные системы отлично сочетаются с коррупционными схемами. Создается впечатление, что незаконная раздача сертификатов неграмотным мигрантам стала обыкновенной формой дофинансирования уполномоченных вузов, а возможно, и способом накопления премиального фонда для отдельных чиновников Минобрнауки России. 

Как ни печально признавать, до сих пор российские центры просвещения наживались на темных массах. Эту практику пора пресекать.     

Дмитрий Смирнов