Над нашей конторой есть еще одна контора, которая главнее нашей. Ну и вот, эта контора присылает нам свои бумаги, а мы их переписываем и посылаем в ту контору, которая ниже нашей. Понимаешь?

Не понимаю. Почему же та контора, которая выше нашей, не может бумаги прямо послать в ту контору, которая ниже нашей?

Цитата из фильма «Девушка без адреса», 1957 г., реж. Эльдар Рязанов.

Современный мир — это бесконечная миграция. 

Очередное яркое подтверждение этот тезис получил в период локдаунов и транспортных ограничений 2020–2022 гг., вызванных размножением различных мутаций коронавируса, ростом потока беженцев с Ближнего Востока и последствиями спецоперации российских войск на Украине. 

По мере того как возрастает актуальность темы, а в прошлом году казалось, куда уж актуальнее, все явственней становится ее искаженное освещение. Главная проблема заключается в неполноте российской источниковой базы. Отсутствие единообразного учета мигрантов не позволяет получить сопоставимую ведомственную статистику, на что указывают и ученые, и чиновники. 

По этой причине миграционные процессы, как мировые, так и замкнутые на Россию, представлены в СМИ крайне противоречиво. Так было и есть с оценкой числа иностранных граждан на территории РФ, количеством выданных им за 2020–2021 гг. патентов на работу, динамикой совершенных ими преступлений. Так происходит, когда со ссылкой на заявления диаспоральных представителей пишут об оттоке иностранных рабочих — они якобы вынуждены массово возвращаться на родину из-за введенных против РФ экономических санкций. Точные данные, как говорится в статье, неизвестны, и статистика МВД России ситуацию вряд ли прояснит, но это не мешает прогнозировать кризис в строительстве и ЖКХ. 

Сегодня ненадежная информация по внешней миграции таит колоссальные риски. С охваченных боевыми действиями районов Украины, ДНР и ЛНР в нашу страну направляются сотни тысяч беженцев. Учет въезда и контроль их пребывания необходим не только в контексте обеспечения национальной безопасности. Речь идет о преодолении гуманитарного кризиса — о нормальном размещении людей, оформлении документов, защите прав и официальном трудоустройстве, чтобы человек вместо русского мира не оказался в мире коррупции и черных зарплат. 

Решение проблемы, судя по всему, на повестке пока не стоит, хотя единая информационно-аналитическая база — первое, что требуется для работы Межведомственной комиссии Совбеза РФ по вопросам совершенствования государственной миграционной политики. Без этого реальное исполнение указа Владимира Путина невозможно. 

«МЕДИА-МИГ» регулярно обращается к статистическим казусам, отмечая особое, порой неочевидное отражение миграции в цифрах. Подробно наши журналисты разбирали и пробелы в сфере сбора и передачи данных о прохождении иностранными гражданами комплексного экзамена. Однако тема далеко не исчерпана. 

При подготовке новых публикаций «МЕДИА-МИГ» обратился в Минобрнауки России с просьбой предоставить сведения по выдаче сертификатов, подтверждающих образовательный уровень мигрантов. Помимо общих показателей за 2015–2021 гг., интересно долевое соотношение документов, приходящихся на каждый из уполномоченных проводить комплексный экзамен вузов, а также распределение сертификатов по цели получения и по статусу — оригинал/дубликат.

Анализ статистики позволит не просто охарактеризовать динамику миграционных потоков, сопоставив докризисный период с пандемийным, но и глубже изучить систему комплексного экзамена, оценив объем этого рынка услуг. Не менее любопытным представляется сопоставление цифр с другими источниками, как сводки о миграционной ситуации МВД России или закупки уполномоченными вузами бланков строгой отчетности для сертификатов.

Реализовать задумку редакции не удается. Из всех вопросов Минобрнауки России ответило только на один: в 2020 г. доля иностранных граждан, успешно сдавших комплексный экзамен, составила 92,7%, в 2021 г. 84%. 

Как пояснил в письме (N МН-7,688-ПК от 16 марта 2022 года) статс-секретарь заместителя министра П.А. Кучеренко, сведения о выданных сертификатах уполномоченные организации вносят в ФИС ФРДО и запрос следует адресовать оператору данной системы Рособрнадзору. «МЕДИА-МИГ» так и поступил. 

Ответ Рособрнадзора (N 01-58-201/07-2431 от 28 марта 2022 года), признаемся, впечатлил редакцию как замечательный пример софистики. На трех листах служба разъясняет, что строго соблюдает Правила формирования и ведения ФИС ФРДО (утверждены Постановлением Правительства РФ N 825 от 31 мая 2021 года) и безвозмездно может предоставить данные о сертификате его владельцу или подтвердить сам факт выдачи такого документа. Предоставление количественных сведений Правилами не предусмотрено. Что именно это значит на бюрократическом языке нежелание идти навстречу СМИ или отсутствие подобной возможности остается предполагать. 

В заключение заместитель руководителя Рособрнадзора С.М. Кочетова уточняет, что уполномоченные организации регистрируют выданные сертификаты через информационный портал Минобрнауки России… 

В общем, куда нужно обращаться на самом деле понятно. 

Приводим два этих ответа не ради развлечения или едкого комментария, а в качестве иллюстрации того, как используется информация о миграционных потоках, которая проходит через системы главных федеральных органов исполнительной власти РФ, отвечающих за российское образование. 

Информация используется лишь ограниченно, поскольку основной ее массив хранится на уровне вузов. То есть хранится, скорее всего. В ведомствах, как видно, в этом не вполне уверены, что, конечно, вызывает некоторое недоумение. 

Пределы компетенции уполномоченных лиц Минобрнауки России и Рособрнадзора либо мизерны, либо этим лицам неизвестны, что создает препятствия для должного исполнения федерального законодательства о журналистской деятельности. Нарушение ст. 38 закона РФ от 27 декабря 1991 года N 2124-1 «О средствах массовой информации» попирает право граждан на оперативное получение через СМИ достоверных сведений о деятельности госорганов. Если два ведомства никак не могут определиться с зонами ответственности, то, может быть, прокуратура помогла бы им сформулировать кто, кому и что должен?

Возникает и ряд других вопросов. 

Почему ни в системе Минобрнауки России, ни в системе Рособрнадзора не предусмотрено ведение сводной детализированной статистики по выданным иностранным гражданам сертификатам? В чем ценность таких систем? 

Если обращение «МЕДИА-МИГ» поставило оба ведомства в тупик и четкого понимания, откуда взять запрашиваемые цифры у их руководства нет, логично сделать вывод о том, что ранее подобную информацию никогда и не запрашивали. Неужели эта статистика не представляет никакого интереса ни для организационно-аналитических подразделений, ни для исследователей, и остается до сих пор не изученной? 

Наша редакция надеется, что данное недоразумение будет в ближайшее время разрешено и не окажется препятствием на пути межведомственного взаимодействия в деле совершенствования миграционной политики РФ. 

 

В подтверждение своего искреннего недоумения «МЕДИА-МИГ» публикует скрин официальных ответов, полученных редакцией. Может быть, кто-нибудь знает, что дальше делать?

Дмитрий Смирнов