По оценкам вице-премьера правительства РФ Марата Хуснуллина, до 2024 г. в Россию необходимо привлечь не менее 5 млн мигрантов. Об этом он заявил на одном из совещаний с руководителями регионов о достижении национальных целей в сфере жилищного строительства: «Сейчас трудовых ресурсов остро не хватает как из-за закрытия границ в пандемию, так и из-за демографического провала 1990-х годов. Дефицит работников сильнее всего сдерживают возможности развития».

Во властных структурах и отраслевых сообществах рассматриваются разнообразные варианты решения проблемы. Некоторые из них носят срочный характер, некоторые рассчитаны на перспективу. Разброс — от разработки упрощенных механизмов привлечения иностранцев на стройки до замены мигрантов из Средней Азии на граждан из Белоруссии. Последних планируют привлекать, например, к возведению театрально-культурных центров во Владивостоке и Калининграде, а также космодрома «Восточный» в Амурской области.

Пожалуй, самую неоднозначную реакцию общества вызвало предложение директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Калашникова привлекать к работам заключенных. Предвидя возможные исторические ассоциации, Александр Калашников сразу заявил, что не стоит сравнивать его предложение с ГУЛАГом: «Человек будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, получать достойную зарплату», — заявил глава ФСИН на заседании Координационного совета российских Уполномоченных по правам человека в Красноярске. Прежде всего задействовать заключенных планируют на крупных инфраструктурных объектах в Ненецком автономном округе, на Таймыре, в Магаданской области и на Байкало-Амурской магистрали. Сейчас право попросить замену наказания принудительными работами имеют 188 тыс. человек.

Идею Александра Калашникова уже поддержали известные политики, главы ведомств, среди которых министр юстиции Константин Чуйченко и Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. К идее замены мигрантов осужденными положительно отнеслись и сами российские граждане. Так, по итогам опроса, проведенного ВЦИОМ, 71% респондентов высказались «за». По их мнению, таким образом люди, отбывающие сроки по приговорам суда, смогут «отработать» свои преступления и будут полезны обществу. И лишь 21% высказались «против», аргументируя это тем, что арестанты должны быть изолированы от общества. 12% опрошенных все же назвали это возвращением во времена ГУЛАГа.

Вообще-то, использование труда заключенных на самых тяжелых работах имело широкое применение и в досоциалистические времена. В 1890 г. об этом пронзительно писал в книге «Остров Сахалин» А.П. Чехов, побывавший на острове, где содержались и трудились в невыносимых условиях тысячи каторжан и ссыльных. Что касается ГУЛАГа, то, как напомнил в комментарии для MEDIA-MIG кандидат исторических наук, доцент кафедры фундаментальных юридических и социально-гуманитарных дисциплин университета «Синергия» Максим Васильченко, «система была создана в 1930 г., но еще в годы Гражданской войны вышел декрет «О лагерях принудительных работ». Необходимость создания системы лагерей была обусловлена как политически, так и экономически: необходимостью борьбы с идеологическими противниками большевиков, а также созданием крупных строек, которые были запланированы в рамках программы модернизации страны. (…) Труд заключенных активно применяется во многих странах и в наши дни, это говорит о том, что он достаточно эффективен», — уверен эксперт.

Так, во Франции это верно для 30–40% заключенных. Они могут заниматься хозяйственным обслуживанием тюрьмы или работать на производстве на нужд пенитенциарной системы или частных предприятий. В США тюремный труд был закреплен 13-й конституционной поправкой, принятой в 1865 г. Она запретила в стране рабство, за исключением случаев наказания за совершенные преступления. Значительный объем работ заключенных приходится на выполнение госзаказа. В федеральных тюрьмах в США арестанты работают на правительственную корпорацию UNICOR, которая продает товары и услуги на миллионы долларов, в том числе и частным компаниям.

Что касается России, то большинство заключенных в тюрьмах трудятся ежедневно, выполняя рабочую норму. На портале fsin.ru отмечается, что при большинстве колоний имеются промзоны — производственные цеха и склады различного предназначения. На промзонах осужденные производят всевозможные промышленные товары для нужд колонии и по заказам компаний, заключивших с администрацией соответствующие договоры. Самую значительную долю товаров, произведенных в местах лишения свободы, составляют текстильные изделия — 32%, далее следуют деревообработка — 17% и металлообработка — 12%. Помимо этого, в России действует статья 53.1 УК РФ, которая предусматривает принудительные работы как альтернативу лишению свободы.

Новый вид уголовного наказания без изоляции осужденного от общества начал применяться в России с 1 января 2017 г.

Как пояснили MEDIA-MIG в пресс-бюро ФСИН России, «это социальный проект, целью которого является исправление и ресоциализация осужденных посредством привлечения их к труду».

Принудительные работы отбывают в специальном учреждении — исправительном центре, который находится, как правило, в том регионе, где жил до суда преступник. Осужденные живут в общежитиях и привлекаются к труду в организациях любой организационно-правовой формы. Контроль за отбыванием наказания осуществляется администрацией исправительного центра. При этом осужденные самостоятельно следуют к месту работы и возвращаются обратно.

На данный момент в 76 субъектах РФ создан 121 исправительный центр с возможностью размещения более 9 тыс. человек. «Осужденные привлекаются к труду в соответствии с ТК РФ, за исключением правил приема на работу, увольнения, перевода, отказа от выполнения работы и предоставления отпусков. Указанные правила регламентируются уголовно-исполнительным законодательством, — сообщили корреспонденту MEDIA-MIG в пресс-бюро ФСИН. — Заработная плата отбывающих наказание зависит от наличия у них специальности и квалификации. Имеются случаи, когда осужденные после отбытия наказания продолжают трудиться в той же организации, в которой были трудоустроены в период отбывания наказания».

С 2020 г. в связи с изменениями в законодательстве появилась возможность создания участков исправительных центров на базе объектов организаций. Во ФСИН отмечают, что российский бизнес в этом заинтересован.

На данный момент поступило более 100 предложений о создании участков исправительных центров на базе имущества организаций с возможностью размещения более 5 тыс. осужденных к принудительным работам. «Сейчас в 12 субъектах Российской Федерации на объектах организаций создано 865 мест для осужденных к принудительным работам. Руководство данных организаций изъявляет желание об увеличении привлекаемого к труду количества осужденных, поскольку они быстрее и качественней выполняют работу в сравнении с другими работниками», — подчеркивают во ФСИН.

Правда, есть и эксперты, которые уверены, что это утопическая идея, заменить трудовых мигрантов и наемных работников этот контингент точно не сможет. Более того, это невыгодно государству:

«С точки зрения экономики, это неэффективно, потому что для достижения одной цели мы изымаем трудовой ресурс из другой области. В результате у нас и здесь образуется брешь, которую нужно заполнить.

К тому же надо понимать, что заключенные получают заработную плату намного меньше, чем наемные работники. И, скорее всего, такая ситуация скажется негативно на оплате труда этих работников», — поделился мнением с MEDIA-MIG экономист, вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты Дмитрий Прокофьев.

Помимо этого, невольно возникает социальный вопрос: насколько комфортно совместно могут работать обычные наемные работники и осужденные? Психологи уверены, что это вполне возможно, но при соблюдении определенных условий. «Отношения внутри коллектива напрямую зависят от множества факторов. Вот основные из них: оптимистичная установка и восприятие рабочей деятельности; сплоченность и здоровая атмосфера между сотрудниками; количество рабочих мест и размер группы. При поддержании достаточного уровня основных факторов психологический комфорт на рабочем месте осужденных и наемных работников вполне возможен, однако все зависит от нюансов. Наемному сотруднику, работающему бок о бок с осужденными, в первую очередь будет важно, за что его коллега получил наказание. Именно в зависимости от тяжести совершенного преступления отношения внутри коллектива и будут развиваться в позитивную или негативную сторону. Адекватная рабочая атмосфера также будет зависеть от отношения наемных сотрудников к осужденным: заносчивость и напускная привилегированность может привести к негативному результату. Нельзя забывать о том, что любой осужденный — это человек», — считает преподаватель кафедры психологии университета «Синергия» Анна Лисневская.

Все это вопросы, которые требуют проработки и единого подхода. «Вообще, в век высоких технологий применять принудительный ручной труд — это архаизм. Необходимо повышать производительность труда за счет улучшения организации производственных процессов. Ну и, конечно, создавать достойные условия труда, тогда и россияне будут трудоустраиваться на такую работу», — констатирует Дмитрий Прокофьев.

В свою очередь во ФСИН утверждают, что «ведомство не ставит цель заменить мигрантов осужденными. Закон предоставляет право замены наказания на более мягкое, и целью является создание необходимого для размещения и трудоустройства количества мест. До конца года Федеральная служба исполнения наказаний планирует создать до 15 тыс. мест для осужденных к принудительным работам». В середине июня 2021 г. начальник Управления ФСИН России по организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, генерал-майор внутренней службы Елена Коробкова заявила, что в Москве может появиться самый большой исправительный центр на 1,2 тыс. мест с размещением и трудоустройством осужденных.

Оксана Зайчукова