01  Октября  2022,  Суббота
Проблемы и решения / Тихая эпидемия
Тихая эпидемия

Эпидемия ВИЧ в России приобрела серьезные масштабы: на нашу страну приходится порядка 57% от всех новых случаев заражений в Европе. А сколько иммунодефицита у российских трудовых мигрантов?

22 августа 2022Сергей Филимонов
© РИА-Новости / Павел Лисицын

По словам старшего научного сотрудника Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора Натальи Ладной, в стране в 2020 году было выявлено 60 тыс. новых случаев заболевания, тогда как в ЕС — лишь 25 тысяч. Если пересчитывать эти цифры на 100 тыс. человек, то это означает, что заболеваемость ВИЧ в России в 10 раз выше, чем в ЕС. Всего на конец 2021 года в России проживали 1 137 596 человек с диагностированным ВИЧ, носителями же вируса могут быть порядка 1,5 млн человек — это данные Роспотребнадзора.

В конце прошлого столетия считалось, что ВИЧ — это болезнь отдельных слоев населения, имеющих гомосексуальные контакты или употребляющих инъекционные наркотики. Однако в январе этого года красноярские врачи составили усредненный портрет ВИЧ-положительного человека. Так, по мнению специалистов, это мужчина в районе 40 лет, имеющий постоянную работу, стабильный доход. У него есть семья, жена или постоянный половой партнер.

Почему-то многие жители России считают, что именно мигранты виноваты в распространении инфекции на территории страны, однако, как показывает статистика, подготовленная проектом «Если быть точным», у мигрантов выявляются лишь 2% от новых случаев заболевания.

Несмотря на то что доля ВИЧ-инфицированных среди мигрантов невелика, российское законодательство связывает длительное нахождение иностранцев с этим недугом в России. Так, при оформлении визы на срок пребывания в стране свыше трех месяцев, получении патента, оформлении разрешения на временное проживание, вида на жительство или гражданства иностранцы обязательно сдают тест на ВИЧ.

Даже с таким статусом многие иностранцы спокойно продолжают жить и работать в России, потому что, во-первых, их никто не разыскивает, во-вторых, для них вернуться на Родину — значит подвергнуть себя и своих близких риску.

Криминализация недуга приводит к тому, что иностранцы, понимающие риски того, что их могут депортировать, чаще всего предпочитают вообще не обращаться за медицинской помощью. Это прямая дорога к развитию связанных с ВИЧ болезней, которых можно было бы избежать при своевременном применении антиретровирусной терапии, а также к дальнейшему распространению заболевания среди российского населения и на родине мигранта, если он приезжает домой.

Последний тезис подкрепляется исследованиями специалистов Региональной экспертной группы по здоровью мигрантов, которые высчитали стоимость двух сценариев лечения: амбулаторное лечение ВИЧ-положительного пациента, у которого болезнь своевременно диагностирована или находится под контролем несколько лет, и стационарного лечения ВИЧ-положительного пациента, не принимающего антиретровирусную терапию, вследствие чего у него развились ВИЧ-ассоциированные заболевания. Выяснилось, что первый вариант лечения, недоступный сегодня мигрантам, обходится в 83 084 рублей в год, тогда как второй, когда болезнь запущена, в 228 572 рублей за 21 день пребывания в стационаре, без учета расходов на судебные издержки, депортацию, когда мигрант выздоровеет и вступит в силу решение суда.

Однако государство не идет на либерализацию законодательства, а наоборот, делает его еще жестче. 29 декабря 2021 года вступили в силу разработанные МВД поправки к законам «О правовом положении иностранных граждан» и «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ». С этого момента все граждане стран ЕАЭС старше семи лет должны в течение месяца после приезда в Россию предоставить МВД медицинские справки с результатами проверки на наркотики и наличие инфекционных заболеваний, в частности туберкулеза, лепры (проказы), сифилиса, ВИЧ и COVID-19, которые вызвали волну возмущения и среди экспертов, и среди работодателей. В частности, десять деловых объединений, в том числе Торговая палата США и Ассоциация европейского бизнеса, выступили против этого закона, сообщает РБК со ссылкой на Bloomberg.

цифра

2% от новых случаев заболевания ВИЧ выявляются у мигрантов

Координатор по академическим связям Региональной экспертной группы по здоровью мигрантов в Восточной Европе и Центральной Азии (ВЕЦА) Даниил Кашницкий считает, что требование о нежелательном пребывании «эпидемиологически неоправданно», поскольку все инфекции из списка поддаются лечению, за исключением ВИЧ, который можно контролировать с помощью АРВ-терапии.

«ВИЧ фактически больше не считается смертельно опасной болезнью: когда ВИЧ-положительный человек принимает терапию, его вирусная нагрузка снижается до неопределяемого уровня и не передается другим людям даже при незащищенном сексуальном контакте. Иностранных мигрантов необходимо мотивировать к тестированию и лечению не угрозами депортации и изъятия документов о легальном пребывании, а позитивными мерами, аргументами ответственности перед своим здоровьем и здоровьем близких людей», — комментирует законодательные новеллы эксперт.

Что делать мигранту

Проблема доступа к медицинской помощи становится как никогда актуальной с учетом высокого потока переселенцев в Россию с территории Украины — порядка 2,4 млн человек, — где темпы распространения вируса ниже, чем в России, но достаточно высоки по сравнению с другими странами постсоветского пространства. Согласно букве закона, только граждане России имеют право на прохождение обследования, получение медицинской помощи и антиретровирусной терапии (АРВТ), трудовые мигранты, имеющие ВИЧ-положительный статус, могут лишь рассчитывать на помощь НКО, просить медицинское сопровождение и лекарственное обеспечение у государства исхода или получать медицинские услуги в России на коммерческой основе.

Несколько по-другому обстоят дела с лечением ВИЧ у граждан Беларуси и Украины. Первые имеют доступ к таким же гарантиям по лечению ВИЧ, как и граждане России, в том числе к получению антиретровирусной терапии. Ситуация же с переселенцами из Украины сложнее. Как нам объяснила Наталья Коржова, член Общественной палаты Воронежской области, кризисный консультант из организации «Ты не один», занимающейся в регионе профилактикой ВИЧ-инфекции, туберкулеза и гепатитов, алгоритм получения помощи зависит от того, как гражданин Украины прибыл в Россию.

«Сейчас мы будем говорить о тех, кто прибыл организованно либо самостоятельно, но пожелал жить в пункте временного размещения (далее — ПВР — прим. редакции). Они получают социальные гарантии, сдают анализы. За каждым ПВР закреплена поликлиника, и мы рекомендуем, чтобы человек пришел на прием и один на один доктору сказал о наличии ВИЧ-инфекции. После этого ему делают временную регистрацию по месту пребывания, то есть в ПВР, и он идет в СПИД-центр, где получает АРВТ. Полностью бесплатно», — объясняет Наталья.

Люди, прибывшие из Украины самостоятельно, также имеют право на медикаментозное лечение от ВИЧ-инфекции, однако, как говорит Наталья, не все медицинские учреждения знакомы с этим алгоритмом. Так, человеку, который желает остаться в России и получать лечение, необходимо сделать временную регистрацию, а дальше идти в поликлинику, которая обслуживает его район проживания.

«В поликлинике мы советуем обратиться к заместителю главного врача по клинико-экспертной работе. Там мы просим, чтобы человек в кабинете врача мог обозначить свою проблему. После этого поликлиника должна сделать ему тест на COVID-19, флюорографию, то есть провести первичный осмотр, обязательный для всех мигрантов, и выдать направление к инфекционисту. Но, кроме этого, поликлиника должна человека прикрепить к пункту временного размещения, чтобы тот в СПИД-центре мог получать АРВТ», — обрисовывает «дорожную карту» для переселенцев из этой категории Наталья.

Поскольку все эти движения сопряжены с бюрократической волокитой, на помощь к человеку приходят некоммерческие структуры, такие как организация Натальи или фонд «Шаги». Специалисты воронежской НКО обеспечивают людей с ВИЧ и их близких юридической поддержкой, психологическим сопровождением, потому что не все могут легко принять диагноз, рассказать о нем близким. Например, у организации есть консультанты. К работе с переселенцами также подключен Российский красный крест, имеющий специальную программу.

«У нас есть соответствующая программа, запущенная в 2016 году. По ней помощь могут получить граждане Украины, прибывшие в Россию с 2014 года и не получившие российского гражданства. В пяти субъектах страны — Ростовской, Воронежской, Белгородской, Липецкой и Волгоградской областях — мигранты с ВИЧ-положительным статусом могут обратиться в региональные отделения Российского Красного Креста, после чего их направляют в региональные СПИД-центры», — сообщили в пресс-службе некоммерческой организации.

Вместе с тем опрошенные нами эксперты подчеркивают, что масштабы такой программы недостаточны, особенно на фоне возросшего потока запросов о помощи после 24 февраля. Еще момент: чтобы участвовать в этой программе, заявителю требуется оформить правовой статус, а на это идут не все, так как многие после завершения боевых действий хотят вернуться на родину.

Подписывайтесь на наш канал в Дзен и Телеграмм.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter