01  Октября  2022,  Суббота
Культурный код / Театр начинается с квартиры
Театр начинается с квартиры

Для высокого искусства Мельпомены нет преград.

20 сентября 2022Сергей Филимонов
© Театр «Аян»

Даже отсутствие таких важных пунктов, как собственная сцена и место для репетиций, не может помешать творческому порыву. Доказательством тому является первый в Москве театр мигрантов, основанный в декабре 2018 года Айнаш Козубаевой, преподавательницей русского языка по профессии, проводником искусства в массы по призванию. 

На сегодняшний день в репертуаре театра «Аян», немногочисленный актёрский состав которого на первых порах готовился к выступлениям в двухкомнатной квартире основательницы, а сейчас — в помещении посольства Кыргызстана, пока насчитывается несколько спектаклей: «Игра в царя», «Сын Манаса Семетей», «Сердце матери», однако останавливаться на этом коллектив не собирается.

Чем примечательна эта гражданская инициатива? Конечно, сам факт создания с нуля театра на общественных началах — событие нетривиальное, само по себе заслуживающее внимания, но, что ещё важнее, так это социокультурная значимость проекта, как для самих иностранцев в России, так и для коренных жителей столицы.

Для первых, коих в столице порядка 800 тысяч, «Аян» — это в равной степени и проект для сохранения своей национальной культуры вдали от дома, и способ репрезентации. Также инициатива Айнаш расширяет спектр культурного досуга иностранцев, ведь исследователям миграции хорошо известно, что выходцы из Средней Азии, приехавшие в Россию на заработки, предпочитают проводить свободное время, если такое вообще появляется с учётом их плотного графика, за домашними делами, редко выбираясь на культурные мероприятия.

Для коренных москвичей мигрантский театр — окно, дающее доступ к национальному достоянию людей, с которыми те взаимодействуют каждый день в общественном транспорте, в магазине, во дворе дома. Соприкосновение культур в многонациональном мегаполисе чрезвычайно актуально с учётом так называемого феномена «стеклянных стен», о котором говорит кандидат экономических наук, эксперт по миграционным процессам Дмитрий Вячеславович Полетаев. По его словам, феномен состоит в том, что жизни местных жителей и мигрантов, живущих бок о бок, редко пересекаются, проходят параллельно, что ведёт к засилью взаимных стереотипов, нарастанию трений на национальной или религиозной почве. Этот тревожный тренд отчётливо фиксируется социологами и правозащитниками. На этом фоне такие низовые инициативы, как театр «Аян», могут стать теми камушками, которые дадут трещину по «стеклянным» преградам между нами, сделают «невидимых» видимыми.

Как простая идея переросла в настоящий театр и какие смыслы несёт этот проект своей публике — в разговоре с Айнаш Козубаевой.

— Любовь к театру — это у Вас с детства?

Когда мы были маленькими, нас родители брали за руки и водили на детские представления, спектакли, причём перед нами выступали даже известные актёры Киргизской Республики. В школьном возрасте было то же самое. Именитые театры к нам редко приезжали, так как я росла достаточно далеко от столицы, в Оше, но мы всё равно регулярно встречались с народными артистами. Помню люди работали на сенокосе и прямо туда, в поле, приезжали артисты. На машинах они устраивали импровизированные сцены, и вот там играли очень известные актёры, актрисы; они пели, танцевали. «Король Лир» мы смотрели с ранних лет, айтматовские произведения были с нами всегда — с детского возраста и вплоть до студенческой поры, ? поэтому такое отношения к искусству как-то развивалось внутри нас, стало неким «маячком». Всегда обожала и любила театр.

 

— Одно дело — ходить в театр, другое — открыть собственный. Как так получилось, что просто хобби переросло в настоящий театр?

Когда переехали в Москву, я работала в разных сферах — меня везде брали благодаря хорошему знанию русского языка. Однако в тот момент у меня не было возможности открыть театр, даже не думала об этом вообще, потому что при переезде голова была полна своими заботами и проблемами, которые надо было решать. Но как-то раз я услышала, что в Москве есть кыргызская диаспора, куда меня пригласили на поэтический вечер. Там я увидела много таких людей, как я сама, — приезжих мигрантов, интересующихся не только работой, но и искусством, культурой. И в тот момент я подумала: почему бы не открыть театр, чтобы подрастающему поколению, да и всем желающим, это высокое искусство помогало облегчить душевные страдания, чтобы духовно поддерживать свой народ, вернуть молодёжи такое восприятие искусства, какое было в наши времена? Если люди будут чёрствыми, злыми и недружелюбными — это будет означать крах, разрушение. Мы не можем этого допустить. Так и решила создать театр.

— Помните Ваш первый спектакль?

Первый спектакль был в 2019 году под названием «Игра в царя». Почему он? Во-первых, мы искали те постановки, где требуется меньше актёров — на тот момент нас было всего 7 человек, сегодня — 13. Во-вторых, смотрели на то, чтобы в этом спектакле не было нужно много одежды, декораций. Однако главная причина выбора — это всё-таки идея спектакля. Согласно сценарию, человечество возрождается после апокалипсиса и начинает жизнь заново, но повторяет те же ошибки — конец света ничему не научил. Очень глубокое значение у этого спектакля.

— Вы же работаете на общественных началах, то есть у театра нет собственных денег. Находятся ли желающие играть на простом энтузиазме?

Поскольку у нас играют мигранты, то очень часто меняются люди, что тоже сказывается на развитии проекта. У нас работают чисто фанаты культуры и театра, потому что никто за это не платит, хотя в перспективе, может, мы будем получать какой-то заработок от нашей деятельности. Но есть и костяк труппы — ребята, которые играют с момента открытия театра.

— Чем театр может быть полезен современному поколению, когда между человеком и развлечением всего один «клик» на смартфоне?

В моём поколении люди совсем другие: ни хорошие, ни злые — просто другие. Вот современному поколению, которое очень прогрессивно и технологически подковано, добавить бы любовь к искусству, культуре — было бы вообще ажурно. Вот этой составляющей не хватает, поэтому люди совершают много ошибок, и вообще добрых людей всё меньше и меньше становится, как мне кажется. По этой причине люди начинают воевать, как видите; перестают друг друга слышать. Когда было 15 республик, жили бок о бок друг с другом, никогда не относились друг к другу плохо. Мы тогда поняли, что мир красив и полон разных наций, культур и историй. Сегодня этого понимания не хватает.

— Коренные москвичи ходят на ваши представления?

Дело в том, что у нашего театра нет помещения. Недавно нам выделили комнату для репетиций в посольстве Кыргызстана, хотя это стратегический объект, за что отдельная благодарность послу Гульнаре — Кларе Самат. Мы сами ещё не успели поставить спектакль для московской публики, но нам уже сделала предложение Елена Ковальская (театральный критик, директор Центра им. Мейерхольда, — прим.редакции), с которой мы давно дружим, ходим к ней на спектакли. Вот она предложила поставить наш спектакль «Игра в царя», который мы сейчас готовим. Он будет чисто для русскоязычной публики, но будем играть на родном языке, потому что Елена сказала: «Мы не должны зацикливаться на языке. Культуру нужно принимать такой, какой она есть». Титры, конечно, будут. Ещё мы планируем в будущем играть этот спектакль на двух языках, может даже на трёх, чтобы было доступно всем. У нас в театре будет представлена как кыргызская классика, так и русская.

— Есть в планах гастролировать по другим городам России или даже странам?

Конечно, мы сейчас дружим со многими людьми в России, которые готовы нам помогать. Они очень рады сотрудничать с нами. Хотим распространять нашу культуру другим странам, областям, городам.

Подписывайтесь на наш канал в Дзен и Телеграмм.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter