В числе вопросов, которые в ближайшее время предстоит рассмотреть новому  — VIII созыву Государственной Думы РФ — утвержденный правительством России в качестве рабочего документа законопроект «О репатриации в Российскую Федерацию», внесенный  депутатом Константином Затулиным. При его разработке опирались как на опыт ряда стран, так и на пожелания соотечественников, желающих воссоединиться с исторической родиной. Вопрос упрощения и облегчения репатриации также представляется важным, поскольку есть тенденция рассматривать репатриацию как один из вариантов сокращения притока мигрантов. Так это или нет, разговор отдельный, многослойный, который и должен начаться, прежде всего, с законодательной сферы.  

В настоящее время существуют различные формы возвращения в Россию соотечественников: вынужденная эмиграция (преследование за убеждения), организованное переселение — Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, связанная с потребностью регионов в рабочей силе (фактически та же трудовая миграция), самостоятельный переезд и обустройство. Предложенный в законопроекте вариант репатриации является совершенно новым для России явлением. MEDIA-MIG попросил Александру Докучаеву, заместителя директора АНО «Институт стран СНГ», члена экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками прояснить, в чем заключается отличие нового законопроекта от уже существующих документов, регулирующих переезд в Россию наших соотечественников, волею судеб оказавшихся вдали от исторической родины, и чем принятие нового документа изменит их жизнь.

 — Александра Викторовна, прежде чем вы расскажете об особенностях нового законопроекта, пожалуйста, поясните, чем сегодня в России отличается положение мигранта и репатрианта, кроме того, что первый приезжает жить в страну, абсолютно новую для него, с которой его ничто не связывает ни в прошлом, ни в настоящем, а для второго эта страна — родина его или его предков, правда, может оказаться так, что он никогда ранее в ней не был.

— Если наш соотечественник приезжает в Россию, не имея никаких родственных связей, он должен пройти тот же путь, что и любой другой иностранец, например, прибывший из Эфиопии. Сейчас дело обстоит так, что любой человек без российского гражданства приезжает как иностранец, не имеющий права на долгосрочное пребывание. Он обязан выполнять миграционные правила для иностранцев: встать на миграционный учет, затем, если намерен находиться долго (более 90 дней или сверх срока визы), по возможности получить разрешение на временное проживание (РВП) или вид на жительство. После получения вида на жительство открываются пути к гражданству России. Путей несколько, зависят от индивидуальных обстоятельств. В том числе и через Госпрограмму переселения, в которую можно вступить на территории России.

Появление нового законопроекта обусловлено тем, что Россия имеет крупнейшую диаспору за рубежом и многие хотели бы иметь устойчивую связь с нашей страной, не разрывая связей в стране теперешнего проживания. Автор документа видит свою задачу в том, чтобы помочь этим людям.

В одном из июньских номеров «Российской газеты» публиковалась информация о новации, которая заключается в трех вариантах репатриации: «А» — репатрианты несут все расходы, связанные с переездом, как своим, так и семьи, приобретением жилья в любом российском регионе по собственному выбору; «Б» — расходы делятся пополам с администрацией региона, где есть возможность выделить льготный кредит на жилье; «В» — переезд полностью оплачивается администрацией того региона, куда переезжает репатриант. Вариант «В» наиболее соблазнителен, но не сводится ли в данном случае репатриация к организованной трудовой миграции, и, как я понимаю, больше свободы репатрианту предоставляет вариант «А»?

— Закон, который внес в Госдуму депутат Константин Затулин, направлен на то, чтобы соотечественники приезжали к нам не как рядовые иностранцы, а как люди, имеющие право на постоянное проживание. Сегодня это право они получают, если становятся участниками Госпрограммы переселения, приехав в регион проживания, и только после оформления разрешения на временное проживание. Депутат Затулин предложил давать вид на жительство соотечественникам еще во время их пребывания за границей, чтобы упростить существующую схему. Авторы законопроекта считают, что репатриантов не надо ограничивать в выборе региона, как это происходит сейчас. Сегодня приезжающим из-за рубежа соотечественникам нельзя стать участниками Госпрограммы и затем идти к гражданству в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге. Законопроект эти ограничения отменяет. Надо заметить, что эта инициатива нашла много положительных откликов. 

Изменения коснулись и некоторых формулировок в нескольких законах, связанных с вопросом репатриации. Например, в действующем сегодня законе «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом» дано достаточно расплывчатое понятие «соотечественник», содержащее словосочетание «как правило». В новом законопроекте такого нет, существует полная определенность в вопросе, кого считать соотечественником.

— И кого же?

— Тех, кто относится к народам, исторически проживающим на территории современной России. Во-первых, это представители государствообразующего народа — русские. Также, конечно же, украинцы и белорусы, как народы исторически- и культурно-родственные. Еще одна категория — это лица из числа официально признанных малочисленными коренных народов России, в основном проживающих компактно в северных регионах, а также в республиках Северного Кавказа. Также представители народов, имеющих свои национально-административные автономии в России, и даже не имеющие, но испокон веку проживающие на российской земле, например, крымские татары. Но хочу подчеркнуть: соотечественником должен считать себя сам человек, насильно никто не заставит его принять этот статус. Естественно, он должен принимать культуру страны, которую считает своей родиной, владеть русским языком.

— Когда-то российская земля была намного больше, чем сегодня, и проживали в Российской империи и грузины, и таджики, и финны. Согласно последней переписи, проживающие в России армяне и казахи по численности занимают места в первой десятке, азербайджанцы к ней приближаются. Значит ли это, что любого пожелавшего стать россиянином представителя этих народов можно отнести к числу соотечественников, независимо от того, в Ереване или, например, в Москве жили его предки?

— Дело в том, что и армяне, и казахи, и азербайджанцы в момент распада СССР образовали свои национальные государства и стали, соответственно, гражданами тех стран и их соотечественниками. Но хочу заметить, что после распада Советского Союза законодательство России позволяло приобрести гражданство нашей страны любому бывшему гражданину СССР, который этого желал. 

— Александра Викторовна, вы представляете, хотя бы примерно, сколько человек смогут при желании воспользоваться правами, которые предоставит соотечественникам новый закон в случае его принятия?

— На момент распада СССР на постсоветском пространстве проживали 25 миллионов русских и более 30 млн — вместе с людьми других российских национальностей. За прошедшие 30 лет больше десяти миллионов человек переехали в основном в Россию. Есть большие диаспоры в Америке, Германии, Франции. Предположительно численность тех, кого можно отнести к соотечественникам, составляет не меньше двадцати миллионов человек.

Беседовала Светлана Зайцева