Региональная общественная организация (РОО) «Центр миграционных исследований» в рамках специальной программы Международной организации по миграции провела социологическое исследование на тему «Занятость трудящихся-мигрантов из государств Средней Азии в Российской Федерации в условиях пандемии». Этот проект был осуществлен в Центральной Азии и Российской Федерации. Результаты исследования представил профессиональному и экспертному сообществу Дмитрий Полетаев — директор «Центра миграционных исследований», ведущий научный сотрудник лаборатории анализа и прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

В опросе участвовали около 1000 трудовых мигрантов — граждане Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Сложность представляла работа в условиях пандемии, но исследователи опрашивали респондентов очно.

Согласно результатам проведенного исследования, больше преференций на рынке труда предоставляется в России выходцам из Кыргызстана. Во-первых, эта страна Евроазиатского экономического сообщества, что дает возможность кыргызстанцам без регистрации пребывать на территории РФ до 30 суток. При решении остаться в России на более длительный срок они могут в течение 90 суток после пересечения границы встать на миграционный учет. Срок же действия трудового или гражданско-правового договора будет засчитываться как легальное время пребывания в РФ. Во-вторых, в пользу трудовых мигрантов из этой республики — лучшее знание русского языка, чем у таджиков и узбеков. Кстати, это отмечал и президент Российской Федерации Владимир Путин на встрече со своим коллегой, президентом Киргизской Республики Садыром Жапаровым в феврале 2021 г. Тогда глава нашего государства подчеркнул, что государственный статус русского языка в Кыргызстане имеет важное значение не только для двусторонних отношений, но и для граждан страны, «поскольку дает определенные преимущества на рынке труда в России — не требует дополнительных экзаменов, не создает дополнительных сложностей для кыргызстанцев, которые приезжают в Российскую Федерацию». В результате бизнесу, работодателям из всех сфер и всех уровней легче и проще работать именно с приезжими из Кыргызстана, и при их оформлении на работу возникает меньше проблем.

Отсюда и типичная картина: если в организации две трети — это выходцы из Средней Азии, то среди них больше всего кыргызстанцев.

Трудовые мигранты чаще всего работают в торговле, общепите, гостиницах, строительной сфере. При этом мигранты из Кыргызстана меньше трудятся в строительстве, но больше — в услугах.

Фото: © Акиньшин Владимир/Фотобанк Лори

Практический и важный вопрос — об алгоритме поиска работы приезжающими. Исследование показало, что главный источник поиска — знакомства (земляки, родственники, знакомые в стране исхода или в России). Реже мигрантское сообщество обращается за поиском работы в интернет. Чаще других (каждый пятый) ищут ее в Сети кыргызстанцы.

Один из больных вопросов — наличие трудового договора. Лишь 54% респондентов ответили, что у них он есть (в большинстве случаев — у кыргызстанцев).

Говоря о причинах отсутствия трудового договора, треть трудовых мигрантов сообщили, что его отказались заключать работодатели. При этом около 60% опрошенных (различий по странам исхода мигрантов мало) сказали, что договор им не нужен.

Зарплату получают полностью в соответствии с российским законодательством, как показал опрос, лишь около 42%, а 10–11% имеют на руках фиктивный договор, а деньги либо выплачиваются наличными, либо переводятся на карточку некоего физического лица. Дмитрий Полетаев так комментирует эту практику: «Это такая выученная беспомощность, когда люди считают, что наличие договора в случае проблем их не спасет, это с одной стороны. А с другой стороны, они привыкли, что рынок труда не готов предоставлять им легальные вакансии с трудовым договором и т. д.».

Как показывает практика, в нишах занятости трудовых мигрантов есть и конкуренция. Согласно анализу, проведенному РОО «Центр миграционных исследований», в основном рядом с трудовыми мигрантами работают такие же мигранты, как они сами. Отчасти работают и россияне. Но все-таки даже в одной организации это разные уровни, разные сферы приложения труда.

«Когда мы напрямую спрашивали о конкуренции, где-то треть говорила о том, что местные работники также претендуют на это рабочее место, но часто это тоже мигранты, не жители того города, где проходил опрос.

Мы работали в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. То есть конкуренция на уровне 30–40%, из года в год мы ее фиксируем по нашим опросам. В пандемию она выросла в отношении мигрантов из Кыргызстана просто потому, что они чаще работают в услугах, они лучше других мигрантов из Средней Азии знают русский язык и чаще вступают в конкуренцию с россиянами», — продолжил Дмитрий Полетаев.

Пандемия новой коронавирусной инфекции внесла свои поправки в сформировавшуюся картину. Главной проблемой в последнее время опрошенные назвали возникшие финансовые трудности. Треть респондентов заявили об уменьшении дохода. До трети трудовых мигрантов — участников социсследования — отметили среди возникших сложностей то, что они вынуждены были жить дома из-за потери работы и в связи с пандемией.

Камиль Миргалаутдинов