Владимир Юрьевич, есть ли дорожная карта в решении задач межнациональных отношений? Какие ее основные тезисы? Есть ли точки пересечения в межнациональной и миграционной политике?

Вопросы межнациональной, национальной, миграционной политики и, безусловно, вопрос национальной безопасности тесно между собой связаны. Это своеобразная квадрига документов стратегического планирования в области этнической политики.

На самом деле, есть две статьи В.В. Путина, которые лежат в основе методологии и подходов к этим вопросам. Это статья 2012 года «Россия: национальный вопрос» и статья, которую мы все недавно обсуждали — «Об историческом единстве русских и украинцев». Плюс указы президента по Стратегии государственной национальной политики, по Концепции государственной миграционной политики, по Стратегии национальной безопасности, которые подкреплены еще и планом практических действий. ФАДН, Совет при Президенте РФ по межнациональным отношениям, Комиссия Общественной палаты недавно обсуждали и внесли в правительство план действий и мероприятий по реализации документов стратегического планирования национальной государственной политики. Отвечая на Ваш вопрос, можем сказать: дорожная карта имеется, расставлены приоритеты, определены механизмы и методы работы. 

План реализации Стратегии государственной национальной политики на 2022–2025 годы состоит из 158 пунктов, направленных на гармонизацию социально-экономических условий для эффективной реализации государственной национальной политики, а также содействие этнокультурному развитию народов России. При его подготовке учитывались предложения федеральных и региональных органов исполнительной власти, общественных и научных организаций. В работе над ним принимали участие представители 19 федеральных органов исполнительной власти, впервые — включая Минобороны и МЧС.

Документ направлен на поддержку русского языка как государственного и языков народов России, формирование системы адаптации и интеграции мигрантов, совершенствование управления в сфере государственных этноконфессиональных отношений, взаимодействия госорганов с институтами гражданского общества по вопросам национальной политики. Стоит задача о том, чтобы планы были эффективно реализованы.

Не могли бы Вы обозначить основные тезисы этих планов действий, что первое стоит по приоритету?

На первом месте стоят цели государственной национальной политики. Решается двуединая задача — формирование общероссийского гражданского единства (то, что называют «многонациональный народ Российской Федерации» (российская нация)) при одновременном этнокультурном развитии всех населяющих нашу страну народов. Напомню, по переписи 2010 года у нас 193 национальности, которые говорят на 277 языках, наречиях, диалектах. Причем 105 языков являются языками изучения и обучения. Страна наша — одна из самых многонациональных в мире и задача сохранения и гармонизации межнациональных, межрелигиозных отношений, совершенствования миграционной политики всегда была, есть и остается приоритетной задачей внутренней политики.

Тогда позвольте перейти к вопросу интеграции и адаптации иностранных граждан в нашей многонациональной стране. Что, на Ваш взгляд, самое важное в этом вопросе? Что должно сделать государство и общество для развития этого направления? Обращусь к выступлению замруководителя ФАДН Станислава Бедкина на круглом столе, прошедшем недавно под вашим председательством в Общественной палате, где он отметил, что интеграция и адаптация мигрантов имеет некий перекос и направлена на этническую обособленность и сохранение родного языка иностранца. Вы согласны с таким мнением?

Мы представляем одно направление внутренней политики, работаем над общими задачами и реализуем общие документы. Станислав Бедкин говорил о том, что задача, которая стоит в отношении мигрантов, формулируется просто: обеспечение их адаптации и интеграции. И здесь исключительно важная роль принадлежит знанию русского языка, соблюдению российских законов, знакомству с историей страны. Но на деле по целому ряду причин эта задача не реализуется. К сожалению, последние события показывают, что в целом у нас по стране и особенно в крупных городах — Москва, Санкт-Петербург и регионах — Московская область, Краснодарский край, Ленинградская область — существуют реальные проблемы и отрицательное отношение к мигрантам. Социологи говорят о 40–60% жителей мегаполисов, которые считают миграцию ненужным фактором, имеют мигрантофобские настроения. Мы видим определенный раскол в обществе, что также не способствует адаптации и интеграции. В Общественной палате на упомянутом Вами круглом столе мы как раз говорили на тему того, возможен ли баланс между задачами привлечения мигрантов, обеспечения их прав и защиты принимающего, старожильческого населения. Мигранты вносят как свой вклад в экономику страны, который составляет порядка 7% ВВП, так и определенные риски, связанные с безопасностью населения, с экстремистскими настроениями. Вот тут стоит серьезная задача, над которой нам всем предстоит работать.

Владимир Юрьевич, как Вы считаете, поможет ли проходящая сейчас перепись населения конкретизировать количество иностранцев, находящихся на территории РФ?

Задача такая была поставлена. Даже данные «А сколько у нас мигрантов?» сейчас — тема больших дискуссий и цифры называются самые разные, особенно по числу «нелегалов». Перепись исходила из того, что единовременному учету подлежат все иностранные граждане, которые находятся на территории нашей страны более года или те, кто приехали вчера, но зарегистрировались со сроком пребывания более года. Проведена большая разъяснительная работа по преодолению страхов у самих мигрантов, что якобы главная цель переписи — выявить нелегальных мигрантов с целью их последующей депортации. В этой связи скажу еще раз: перепись и деятельность правоохранительных органов — никак не связанные между собой вещи, никакие данные переписчики никуда и никому не передадут. Все вопросы безадресные и направлены на то, чтобы государство могло учесть интересы в том числе иностранных рабочих и членов их семей в вопросах медицинского обслуживания, обучения. Мы же до сих пор не знаем, например, количество детей инофонов в школах. Насколько нас услышали мигранты, узнаем после подведения итогов переписи. 

Российское миграционное законодательство сейчас развивается в двух направлениях. С одной стороны, вводится дактилоскопия, есть предложение по геномной регистрации. Но с другой стороны, есть тенденция упростить экзамены по русскому языку, а то и вовсе отменить их. Как Вы считаете, нужно идти по этому пути или нет?

Как раз предлагаю вернуться к названию круглого стола, что проходил в рамках форума «Сообщество» в Общественной палате. Здесь тоже нужен баланс. Ситуацию с миграцией надо рассматривать и с точки зрения того, что 80% мигрантов — это те, кто жил с нами в одной стране. Несмотря на то, что многие связи утрачиваются, многое еще остается. Миграционное законодательство строится и с учетом международного фактора: у нас есть ЕврАзЭС, у нас есть союз «Россия — Белоруссия», и в каждом случае сформирован свой миграционный режим, в том числе и безвизовый. Несколько таких режимов, безусловно, осложняет работу миграционной службы. Тут нужно разумное сочетание, которое позволило бы излишне не бюрократизировать вопросы оформления необходимых документов, а с другой стороны, защитить нас и самих мигрантов от рисков возможного проникновения экстремистских элементов, преступных группировок. Но хочу подчеркнуть, что несмотря на разновекторные процессы, идущие в миграционной политике, будет сохраняться и в будущем привлекательность нашей страны не только для ближайших соседей.

В поисках этого баланса, насколько налажено взаимодействие между всеми теми структурами, что участвуют в реализации миграционной политики?

Вы затронули очень болезненную тему — тему межведомственной координации. Сейчас этими вопросами занимаются около 20 министерств, ведомств, агентств, комитетов. Недавно вопросы адаптации и интеграции мигрантов возложили на Федеральное агентство по делам национальностей, но ресурсов для решения этой задачи явно недостаточно. Во-первых, нужна хорошая институциональная структура, а пока создан немногочисленный департамент. В ФАДН. А во-вторых, нужно право координации всей этой работы, что особенно непросто Агентству. Большие надежды мы возлагаем на Комиссию по миграции, которая сформирована в правительстве.

Вернемся к возглавляемой Вами Комиссии по гармонизации межнациональных отношений. Какие цели вы ставите перед собой?

Сама цель видна уже из названия. Первоочередная задача — это законодательное закрепление вопросов адаптации и интеграции, с распределением ответственности всех авторов этого процесса, субъектов этой политики. Имею в виду федеральные и региональные органы власти, органы местного самоуправления и институты гражданского общества. Я не готов сказать, должен ли это быть отдельный закон или следует внести поправки в существующие законы. Есть два этих проекта. Вот наша задача номер один — содействовать быстрейшей разработке законодательной базы. Следующая задача — повышать культуру межнационального общения. Нам всем надо лечиться от этнокультурного дальтонизма. Мы часто не знаем обычаи, культуру, традицию народов, рядом с которыми живем. Приведу такой пример: для ликвидации этого дальтонизма шесть лет назад в стране стал проводиться большой этнографический диктант. В этом году в нем приняли участие уже 2,7 млн человек, в том числе много иностранцев. Принимаю участие в этом диктанте все эти годы. Диктант в форме теста, где есть два блока вопросов: региональный и федеральный. Потеряв несколько балов, я с удивлением узнал, что все мои ошибки — в ответах на вопросы о Москве. И такой же результат у моих коллег из регионов: они лучше знают общероссийскую ситуацию, чем у себя в регионе. Кстати, взаимодействие с регионами — также важная для нас задача. Надо объединять усилия всех авторов, занимающихся реализацией государственной национальной политики, больше советоваться с экспертами. Тогда успех будет обеспечен!

MEDIA-MIG поздравляет Владимира Зорина с присуждением премии Президента РФ за вклад в укрепление единства нации 2021 года. 

Беседовала Мохова Елена