Центр языкового тестирования СПбГУ в Москве можно найти, даже не взглянув на вывеску, по группке людей у входа. Очередь на экзамен?

— Нет, конечно, — отвечает самый разговорчивый из компании. — Здесь очередей не бывает, все очень четко организовано: оставляешь заявку и к назначенному времени приходишь. Очередь занимать не надо, ждать не надо. Просто вот мы трое пораньше пришли, боялись опоздать. Сейчас с волнением справимся и зайдем. 

Причин для волнения у собеседника корреспондента MEDIA-MIG Сергея, по идее, быть не должно: на родине, в Молдавии, окончил русскую школу, потом учился в техникуме в Луганске на шахтера, где все предметы преподавались на русском языке. Работал по специальности в коллективе, где языком общения был русский. Когда понял, что не сможет найти работу на родине, чтобы обеспечить хотя бы сносное существование семье, переехал в Москву. И здесь занимается шахтами, только теперь вентиляционными. Хочет перевезти в Россию восемнадцатилетнего сына. У земляков Сергея, Людмилы и Николаэ, история похожая, только они покинули родные места вместе. В Москве муж работает водителем, жена — домработницей. Пришли сдавать экзамен вдвоем. А у Руслана душа болит за семью, оставшуюся практически на линии фронта на украинской стороне. Уехал не по своему желанию. Работает охранником. Еще один экзаменующийся, Самир, о себе сообщает коротко: «В Москве 18 лет живу, родом из Азербайджана». Российскую историю, культуру и законы все знают. И все-таки экзамен есть экзамен, даже если готов на все сто процентов, от волнения не избавишься. 

— Уберите, пожалуйста, мобильные телефоны, — объявляет специалист по организации/проведению экзамена Наталья Шамратова. Кстати, Наталья, как и все ее коллеги — преподаватель СПбГУ. Экзаменаторы имеют высшее филологическое и лингвистическое образование. Техническую часть экзамена обеспечивает группа компаний «Аксиома», куда специалисты Центра передают оцифрованную информацию.

Сейчас будет включена камера для видеозаписи и экзамен начнется. А это значит, что лишних людей в аудитории быть не должно. Журналиста в том числе. 

В Центре две аудитории, но и во вторую мне пока не войти. Здесь проходит устная часть экзамена или говорение, как называют его специалисты. Сдает его претендующий на получение российского гражданства гражданин Боснии и Герцеговины. Выходит стремительно, едва успев попрощаться с экзаменатором Кюннэй Контогоровой.

— Какая оценка? — спрашивают коллеги.

— Четыре, — отвечает Кюннэй.

Система шестибалльная, поэтому интересуюсь, за что экзаменатор сняла два балла.

— Ответил на вопросы не по всем критериям, не учел важные пункты.

— Оттого что не совсем хорошо язык знает?

— Нет, я думаю, прежде всего из-за волнения.

Волнуются все экзаменующиеся. Это прекрасно понимают сотрудники Центра, стараясь разрядить обстановку, смягчить, как говорит специалист по организации экзаменов Елизавета Попова. 

— Работая здесь, нам всем приходится еще и психологами быть, чтобы помочь людям избавиться от волнения, успокоить их, дать проявить свои знания в полной мере, —рассказывает Елизавета. — Сейчас мы принимаем группу, претендующую на получение разрешения на временное пребывание в России. Это в основном граждане Молдовы и Украины. Язык, как правило, приезжающие из этих стран знают, но иногда и с ними случаются казусы.

Например, во время устного экзамена иностранца попросили описать своего друга, а он ограничился одной фразой: «У меня нет друга». Пришлось попросить его охарактеризовать кого-то из знакомых или воображаемого друга. Иногда экзаменующиеся спрашивают, будут ли в тестовых заданиях вопросы по истории КПСС. 

— Конечно, в интернете можно найти примерный перечень экзаменационных вопросов и подготовиться, — вступает в разговор экзаменатор Анна Шарапова. — Но люди разные, каждый для нас по-своему интересен. 

— И конечно, в нашем Центре проводятся консультации для тех, кому предстоит сдавать экзамен, кто в них нуждается, — дополняет сказанное коллегами руководитель Центра Виктория Мараханова. — Больше всего внимания требуют ИР (трудовые мигранты, претендующие на получение патента), это в основном граждане Таджикистана и Узбекистана. И я считаю, что не совсем правильно, что именно для этой категории отменили устную часть экзамена. Именно задания по говорению ставили мигранта в определенную ситуацию, ему нужно было решить коммуникативную задачу, задания, действительно, были базовые и затрагивали исключительно бытовые вопросы. На говорении мы могли оценить, насколько человек адаптирован к жизни в России, что он действительно может получить и передать необходимую информацию, справиться с определенной ситуацией, сейчас же мы проверяем их тесты, даже не услышав порой устную речь.

Хотелось бы, чтобы к мнению специалистов прислушались те, кто принимает решение о том, что должен знать иностранец, приезжающий в Россию работать.

Светлана Зайцева