Миграция в Россию из Казахстана имеет ряд особенностей по сравнению с процессами в других странах Центральной Азии. По оценкам некоторых казахстанских экспертов, миграционный отток из Казахстана длится уже восемь лет, причем в последние шесть лет он стабильно усиливается: в 2016 г. в Россию эмигрировали 30 277 человек, в 2017-м — 32 874, в 2018-м — 36 778, в 2019-м — 39 774. Уезжают высококвалифицированные, конкурентоспособные специалисты, в числе переезжающих большую часть, около 90%, составляют русские. Россию чаще выбирают в силу схожести экономических систем, культур, отсутствия барьеров в связи с использованием русского языка.

Оценить текущую ситуацию и перспективы миграционных процессов в Казахстане MEDIA-MIG попросил директора Института по вопросам безопасности и сотрудничества в Центральной Азии (Алматы) Шавката Сабирова.

— За последние 15-20 лет Центральная Азия стала одним из основных поставщиков трудовых ресурсов для зарубежных государств и в первую очередь для России. В меньшей мере это относилось к Казахстану, а что сейчас? 

— Из-за пандемии рынок труда в Казахстане, как и во многих других странах мира, сильно упал, работы стало меньше, что вызвало активизацию миграционных процессов — преимущественно в сторону России, у которой колоссальный рынок труда. Причем люди стали выезжать не только в трудовую миграцию.

Сегодня наблюдается большой отток русскоязычного населения. Я знаю примеры, когда семьи уезжали даже во время карантина. Людей привлекают выплаты на детей и другие социальные гарантии. А созданные российской стороной условия позволяют русскоязычным гражданам, неважно какой национальности, достаточно легко получить в России необходимые для работы и проживания документы.

Рост уровня безработицы становится одной из острейших для Казахстана проблем.  И дело не только в пандемии. Еще в  2019 г. в России пребывали почти 840 тыс. казахстанцев, 536 тыс. из которых находились там в качестве трудовых мигрантов.

Дело в том, что за последние лет двадцать в Казахстане сильно вырос уровень рождаемости, что особенно видно по нехватке детских садов и школ. Некоторые школы вынуждены открывать по 8–10 классов в каждой из параллелей. Соответственно, и казахстанские вузы ежегодно выпускают порядка полумиллиона молодых специалистов, что превышает потребность рынка труда республики в пять с лишним раз. Но со стороны государства для решения данных проблем не принимаются необходимые меры, поэтому люди уезжают. Часть молодежи сразу после окончания школы отправляется в Россию для поступления в вузы. Как правило, они получают российское гражданство и остаются там.

 Очевидно, что для Казахстана, как и для других стран Центральной Азии, Россия — это приоритетное направление миграции. А в какие еще страны на заработки выезжают казахстанцы?

— На втором месте после России — Южная Корея, где достаточно высокий уровень доходов. Например, разнорабочий получает около $3 тыс. Ежемесячно трудовые мигранты переводят оттуда в Казахстан порядка $9 млн.

Незнание корейского языка не является препятствием для наших граждан. Компании, отправляющие мигрантов в Республику Корея, как правило, предлагают вакансии, которые не требует глубокого знания языка. А для общения на бытовом уровне достаточно и дежурного набора фраз, которые мигранты заучивают заранее.

Миграция в Южную Корею — это уникальная для Казахстана ситуация. Прежде всего потому что огромное количество казахстанцев пребывает в этой стране в статусе гастарбайтеров, выполняя черную и неквалифицированную работу, что для граждан республики в принципе не характерно.

Кроме того, многие наши соотечественники находятся там нелегально. По данным корейской миграционной службы, осенью 2020 г. в Южной Корее находились 29 800 граждан Казахстана, из них около 10 тыс. — нелегально. Нелегалами в основном становятся казахстанцы, которые въезжают в страну по туристической визе в рамках подписанного между Нур-Султаном  и Сеулом в 2014 г. соглашения о взаимном безвизовом режиме сроком на один месяц и просто там остаются. Корейские власти предпринимали немало шагов по пресечению нелегальной трудовой миграции из Казахстана, но пока они не сильно повлияли на ситуацию.

Сегодня комфортнее всего в Южной Корее себя чувствуют узбекские граждане, потому что Узбекистан подписал с этой страной соглашение о трудовой миграции, по которому узбекам в льготном режиме предоставляются официальные условия для работы. А у Казахстана этот процесс сейчас только-только начинается.

На третьем месте сегодня находится Турция. Правда, в эту страну, как и в Россию, мигрируют преимущественно квалифицированные специалисты — люди с высшим образованием и профессионалы с опытом работы.

 В Кыргызстане и Таджикистане, например, уже говорят о дефиците тех или иных специалистов. Как с этим обстоят дела в Казахстане?   

—  Я не могу сказать, что у нас есть дефицит каких-то специалистов или хотя бы такая тенденция, у нас много молодежи, которая восполняет нехватку кадров. В той же системе здравоохранения за 30 лет сменился практически весь персонал.

 Какое-то время назад в Казахстане проходили акции против русского языка, которые хотя и были достаточно быстро пресечены на государственном уровне, имели резонанс. Как в целом в республике сегодня обстоят дела с русским языком? 

— Этот хайп устроили блогеры, которые называли себя «языковым патрулем». Они выкладывали видео своего «патрулирования» в интернет, отчего создавалась иллюзия, что это происходит чуть ли не по всей стране, а не в одном городе. Государство в лице первого заместителя руководителя Аппарата президента и правоохранительные органы оперативно отреагировали на происходящее, сразу было заведено уголовное дело. Но инициатор хайпа успел убежать на Украину.

В целом у нас нет проблемы с русским языком, он свободно используется. Правда, сейчас в парламенте лежит законопроект по совершенствованию визуальной информации, который предлагает сделать все надписи и вывески на казахском языке, а на других языках — по необходимости. Но это вызывает большую критику со стороны экспертов, они указывают на ряд проблем, которые могут возникнуть, если законопроект будет принят, и о которых, очевидно, не подумали его инициаторы.

Беседовала Злата Симаш