Согласно официальным данным МВД России, в конце 2020 года количество трудовых мигрантов в стране составляло порядка полутора миллионов человек. Однако из отчета ООН, на который ссылается ИД «Коммерсант», видно, что число иностранных граждан в России в разы больше – порядка 12 миллионов, что, как можно предположить, свидетельствует об огромном сегменте «нелегальной миграции».

Теоретически решить проблему должен был переход к организованному набору иностранных работников.

– В первую очередь, организованный набор был направлен против нелегальной миграции. Предполагалось, что это будет очень положительный опыт, и что в будущем значительная часть трудовых мигрантов будет прибывать в рамках организованного набора. Российская сторона предполагала наладить систему, которая позволит осуществлять максимальное количество процедур еще на территории стран исхода, – рассказала в беседе с «Медиа-Миг» главный научный сотрудник Института демографических исследований Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук Виктория Леденева.

На сегодняшний день межправительственные соглашения об оргнаборе трудовых мигрантов у России имеются с Узбекистаном (подписано в апреле 2017 года) и Таджикистаном (подписано в декабре 2019 года).

По словам Виктории Леденевой, внешне соглашения об оргнаборе выглядят крайне востребованными.

– В рамках оргнабора для конкретной российской компании подбираются рабочие с необходимыми знаниями, навыками и компетенциями. В то же время и сами граждане стран исхода будут знать, куда они едут, к какому работодателю, где и по какой специальности они будут работать и примерно какую зарплату будут получать. Соответственно, работодатели, т. к. это легальный набор, будут обязаны обеспечивать их стабильным заработком и высоким уровнем социальной и правовой защищенности, т. е. предоставлять им все социальные гарантии, которые Россия предоставляет иностранным трудящимся, – добавила социолог.

Несмотря на очевидные плюсы оргнабора, как для работодателей, так и в первую очередь для самих трудовых мигрантов, механизм оказался менее эффективным, чем ожидалось.

– По Таджикистану пока сложно делать выводы, поскольку в 2020 году, ввиду очевидных причин, далеко не все ранее намеченные планы были реализованы. А вот что касается Узбекистана, то по итогам трех лет работы можно сделать определенные неутешительные выводы. Прежде всего, нужно сказать, что эта система оказалась невыгодна ни работодателям, ни мигрантам, – отметила собеседница «Медиа-Миг».

Гладко было на бумаге…

По мнению экспертов, полностью решить проблему нелегальной миграции оргнабор вряд ли поможет.

Во-первых, значительная часть российского рынка – это средние и мелкие предприятия, тогда как позволить себе дополнительные расходы по найму трудовых мигрантов могут лишь крупные компании. На первом этапе это организация подбора персонала в другом государстве или даже нескольких государствах. Далее идут оформление всех необходимых документов, прохождение рабочими медицинского осмотра, организация перелета, регистрация и решение вопросов жилья. Наконец, официальное трудоустройство, которое подразумевает не только выплаты в социальный фонд и налоговую службу, но и предоставление гарантированного социального пакета.

– Несмотря на то, что изначально были достаточно крупные заказы на иностранных работников со стороны российских компаний, в итоге оказалось, что оргнабор принес им лишь дополнительные проблемы правового и финансового характера. То есть стало очевидным, что целесообразнее набирать иностранных рабочих непосредственно в России, а не начинать заниматься их подготовкой в странах исхода, – прокомментировала ситуацию Виктория Леденева.

Второй блок проблем связан с отсутствием заинтересованности у самих мигрантов, особенно из безвизовых стран.

– Как показал опыт, несмотря на возможности легального трудоустройства, многие из них продолжают работать в России нелегально и не оплачивают патент.

Конечно, например, в Москве ежемесячный патент стоит свыше пяти тысяч рублей, что для мигрантов достаточно дорого, поэтому многие работают без него.

Кроме того, чаще всего мигранты находят работу через родственников и знакомых, эта схема им более понятна. Поэтому оргнабор, который осуществляется фактически через кадровое агентство, себя не оправдал, – подчеркнула эксперт.

Наличие, с одной стороны, крупных компаний, идущих официальным путем, а, с другой, желание мелких и средних предприятий искать рабочую силу непосредственно на месте, способно привести к появлению различных «серых схем».

– Могут возникнуть некие схемы, при которых крупные предприятия будут помогать людям перебраться в Россию по оргнабору, а потом с соответствующей маржей начнут распределять этих рабочих по более мелким компаниям. В какой-то мере это будет нарушением законодательства, – предположил в интервью изданию «Медиа-Миг» председатель Комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы, директор проектов Фонда развития международных связей «Добрососедство» Юрий Московский.

Следует отметить, что и сами мигранты морально готовы к таким вариантам. Случаи, когда иностранцы не выполняют свои обязательства в рамках трудового договора с работодателем – не редкость.

– Наиболее серьезной проблемой, которая выявилась уже по итогам самого первого года осуществления организованного набора с Узбекистаном является то, что

многие мигранты, которые приезжали по оргнабору, просто сбегали от официального работодателя.

То есть наниматель помогает мигрантам приехать в Россию, помогает с оформлением документов, легально их устраивает, платит достойную зарплату, предоставляет жилье и т. д., при этом мигранты, получив информацию, что на соседнем производстве или на соседней стройке более выгодные условия или там больше платят, бросают своих официальных работодателей, – пояснила Виктория Леденева.

По мнению Юрия Московского, все упирается в трудовое законодательство, а именно в отсутствие механизмов, предусматривающих предупреждение нарушений трудовых договоров со стороны самих мигрантов.

Однако можно предположить, что ужесточение законодательства может сделать оргнабор еще менее привлекательным для иностранных работников.

Кнут и пряник оргнабора

Юрий Московский обратил внимание на то, что обсуждение вопроса организованного набора в России ведется с середины нулевых годов, но его решение и тогда, и сейчас упирается в отсутствие очевидных выгод как для мигрантов, так и для работодателей.

Однако российские реалии показывают, что дефицит «пряников» зачастую компенсируется увеличением «кнутов». В частности, как отмечает эксперт, ситуация с пандемией и массовым отъездом именно «нелегалов» открывает возможности для внедрения ряда мероприятий по ужесточению режима.

– В отсутствие свободного въезда в Российскую Федерацию претерпел значительные коррективы и свободный рынок труда, что позволяет решить данную проблему, например, через введение определенных финансовых санкций для недобросовестных иностранных рабочих, – считает Юрий Московский.

Наводить порядок, безусловно, необходимо. Однако только репрессивными методами можно добиться неожиданного результата – ресурс свободной иностранной трудовой рабочей силы может сильно сократиться, хотя в период пандемии и ограничительных мер ряд чиновников и руководителей регионов признавали проблему острого дефицита кадров.

Более того, внедрение новых положений потребует пересмотра уже имеющихся межправительственных соглашений, что тоже довольно непросто.

Возможно, что все-таки более перспективным является путь по формированию дополнительных стимулов легального трудоустройства или, по крайней мере, на первом этапе, по снижению бюрократической и финансовой нагрузки на компании-работодателей с тем, чтобы наем иностранных рабочих стал для них менее затратным.

Расходы по решению части задач, включая, например, обучение русскому языку, прохождение медосмотров могли бы взять на себя и страны-экспортеры трудовых ресурсов, раз уж данная статья пополнения государственных бюджетов считается важной.

В общем, вариантов много, было бы желание их реализовывать.

Злата Симаш