01  Декабря  2022,  Четверг
/ Рынок труда / Люди Украины не напугали рынок труда
Люди Украины не напугали рынок труда

К концу марта на территорию РФ прибыло почти полмиллиона беженцев с Украины, из Донецкой и Луганской Народных республик.

4 апреля 2022Игорь Ивановский
Фото: ©РИА-Новости/Максим Блинов
Фото: ©РИА-Новости/Максим Блинов

Без преувеличения вся Россия оказывает этим людям помощь: ежедневно формируются крупные партии гуманитарных грузов, создаются места для временного проживания, также есть поручение президента РФ о выплате каждому из вынужденных переселенцев по 10 тыс. рублей. Однако для людей остро встает вопрос: а что делать дальше? Чтобы наладить быт, необходимо найти работу. 

Насколько сложно получить статус беженца, что требуется для трудоустройства и что делать, если, например, нет паспорта? Готов ли российский рынок трудоустроить всех желающих, все ли беженцы сейчас ищут работу и насколько сильно граждане Украины повлияют на ситуацию с трудовыми мигрантами в целом? 

Конкуренция за миграционные потоки

По данным ООН, с момента начала военной спецоперации 24 февраля Украину покинули почти 4 млн человек (данные на конец марта). Российские власти уже предпринимают конкретные шаги, чтобы упростить юридические процедуры и облегчить жизнь вынужденным переселенцам. Одна из недавних инициатив — возможность легально устроиться на работу жителям Украины и республик Донбасса без оформления патента. Также их водительские удостоверения и свидетельства о регистрации транспортных средств будут действительны на всей территории РФ, что позволит свободно перемещаться по стране на личном транспорте.

Однако, по мнению спецпредставителя Государственной Думы по вопросам миграции и гражданства Константина Затулина, требуется сделать больше, прежде всего внести поправки в законопроект о статусе беженца. Об этом депутат рассказал на пресс-конференции, посвященной его поездке в Крым и на Украину:

«Прежде всего нужно сократить сроки рассмотрения обращений от украинских граждан, предоставить им право на временное убежище без необходимости сдачи экзаменов на знание русского языка (очевидно, что они его знают) и медицинского освидетельствования. Речь вовсе не о том, что мы широко открываем дорогу всем инфицированным, но в создавшейся ситуации мы не можем отказать человеку, который бежит от войны, на том основании, что у него есть какие-то неприятные для нас болезни. Конечно, его надо будет лечить, но в сегодняшнем законодательстве есть норма, что получить временное убежище можно только по предъявлении медицинской справки. Медицинское освидетельствование трудно организовать при таком потоке людей в кратчайшие сроки, в реальности это затягивается до полумесяца. Вдобавок ко всему, оно у нас платное, и мы пока не решили вопрос о том, чтобы компенсировать расходы».

Еще одним важным вопросом, по мнению политика, является установление личности.

«Очень многие бегут, не захватив с собой документы, или они вовсе потеряны, уничтожены. Известно, что нашу границу с 2014 года пересекли 2,5 миллиона граждан Украины, и это произошло до начала специальной военной операции. Все они пытались найти здесь убежище от войны, от репрессий по политическим мотивам и т. д. Около миллиона человек, по данным МВД, не смогли или не захотели получить легальный статус. Большинство из этих людей никуда не уехали и вынуждены были устраиваться к недобросовестным работодателям, получать низкие зарплаты и становиться добычей коррупционеров. Мы хотим пересмотреть все эти нормы, чтобы снять проблему тех, кто уже давно находится в России. Почему это важно сейчас? Да потому что люди, прожившие здесь 6–8 лет, — лучшие агитаторы за то, чтобы их соотечественники ехали к нам».

По признанию Константина Затулина, есть шансы, что эти поправки будут приняты. Но у многих беженцев нет времени ждать: нужно зарабатывать деньги сейчас, чтобы прокормить себя и детей.

Что поменяется на рынке труда?

По логике, в сфере трудовой миграции должны произойти серьезные перемены, ведь большому количеству людей срочно потребовалась работа. Однако ряд экспертов уверены, что причин для паники пока нет. Среди них политический и общественный деятель, бывший председатель Наблюдательного совета некоммерческой организации «Институт демографии, миграции и регионального развития» Юрий Крупнов. В интервью «МЕДИА-МИГ» он поделился мнением: «Я не вижу никаких особых изменений, угроз или, наоборот, какого-то позитива. Вся ситуация определяется ходом специальной военной операции. Мы понимаем, что если Донбасс будет активно интегрироваться в Российскую Федерацию, туда пойдут инвестиции. В этом случае какого-либо заметного миграционного прироста не состоится. Второй момент: нужно четко определять состояние российской экономики. От нее зависят и миграционная емкость, и возможности рынка труда. Пока здесь неопределенность, мы не можем давать никаких прогнозов. Хотя, конечно, я надеюсь, что огромного падения ВВП не будет, и мы правильно вырулим из этой ситуации. Поэтому, на мой взгляд, никто сегодня не может ничего сказать. Различные опросы и мнения людей — не показатель. Не то, чтобы им нельзя верить, но всерьез учитывать их как некий объективный фактор некорректно».

Однако есть и другая точка зрения: миграционная картина изменится. Так считает эксперт по миграции Наталья Власова, о чем она рассказала в беседе с «МЕДИА-МИГ»: «В сложившихся условиях уменьшится поток мигрантов из среднеазиатских республик, потому как украинцы — это более квалифицированная рабочая сила. Тут будет конкуренция».

Наконец, следует учитывать то, что многие беженцы не рассматривают Россию как место постоянного проживания. Они хотят вернуться домой, как только там будет безопасно. И чем скорее это случится, тем лучше. Потому особое значение приобретает временное трудоустройство.

Работы хватит всем?

Чтобы узнать, как обстоят дела на российском рынке труда, мы обратились за комментарием к PR-менеджеру компании HeadHunter Александру Джабарову, и вот что он рассказал: «Пока можно оперировать только данными по количеству резюме: оно увеличилось на 25% по сравнению с началом текущего и аналогичным периодом 2021 года. Больше всех резюме выкладывают IT-специалисты — плюс 36%, за ними идут работники сервисного обслуживания и установки оборудования, на третьем месте — студенты и молодежь без опыта работы. Я бы не сказал, что эта картина напрямую связана с притоком беженцев с Украины. Возможно, они оказывают влияние на рост соискателей в таких категориях как «Административный персонал» или «Рабочий персонал». Но нужно также смотреть на пол и возраст приехавших граждан. Чаще всего — это женщины с детьми, которые вряд ли ищут вакансии среди рабочего персонала».

Что касается возможного трудоустройства, то наш собеседник уверен в том, что здесь проблем быть не должно: «Российский рынок готов предложить работу всем нуждающимся, потому что на протяжении полутора лет сохранялся жесткий дефицит соискателей. Также мы в последнее время получаем информацию от крупных предприятий, того же «Ростеха», которые заявляют, что готовы принимать именно беженцев. Поэтому трудоустроиться будет вполне реально», — пояснил Александр Джабаров.

С тем, что переселенцы без работы не останутся, согласна и Наталья Власова: «Сейчас и предприниматели, и государственные структуры заняты решением вопросов импортозамещения, следовательно, будут создаваться новые места. Также у нас дефицит строителей, а украинцы всегда этим занимались, даже в лучшие времена работали на стройках, как государственных, так и частных. Но важно правильно распределить их, чтобы не получилось так, что из-за наплыва беженцев местные жители остались бы без работы. К тому же необходимо думать еще и про инфраструктуру: места в школах и детских садах есть далеко не везде».

Многие главы регионов это понимают и идут навстречу. В Ростове-на-Дону пообещали предоставить более 2 тыс. рабочих мест именно гражданам Донбасса. В городе действует горячая линия, где специалисты не просто проконсультируют, но и помогут найти подходящую вакансию. Представители региональной службы занятости населения в эксклюзивном комментарии для «МЕДИА-МИГ» поделились информацией о том, как проходит процесс трудоустройства вынужденных переселенцев: «419 человек выразили готовность работать на территории РФ, каждому из них индивидуально предлагаются вакансии, организуются собеседования с работодателями. 18 человек уже трудоустроены (данные на 31 марта — прим. редакции). Среди них учитель физкультуры, социальный педагог, электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования, пекарь, кассир, кухонный рабочий и другие».

Ждут переселенцев и в других российских регионах. Власти Крыма заявили, что смогут трудоустроить всех специалистов, кто ищет работу, тем более, в республике сохраняется устойчивый дефицит кадров в различных отраслях: от медицинской до строительной и сельскохозяйственной. Так, по данным на конец 2021 года, не хватало порядка 2,5 тыс. врачей и почти 4 тыс. представителей среднего медицинского персонала. К тому же скоро начнется курортный сезон, а значит, потребуются новые сотрудники в ресторанно-гостиничной сфере.

Даже на Дальнем Востоке беженцам рады: местный рынок труда испытывает нехватку сотрудников, прежде всего в медицине, сельском хозяйстве, строительстве, образовании. Кроме того, здесь нужны водители, монтажники, слесари, маляры. Вот только поедут ли граждане Донбасса через всю Россию? Эксперт по вопросам миграции Наталья Власова провела параллель с 2014 годом: «Восемь лет назад украинцы на Дальний Восток приезжали. Там есть предприятия, связанные с добычей полезных ископаемых, и многие мужчины как раз этим занимались на Донбассе. Все будет зависеть от того, какие там условия, что за работа и сколько платят денег. А так, конечно, они могут поехать, особенно если здесь, что называется, ни кола, ни двора».

Бизнес тоже задумывается о том, чтобы привлекать беженцев к работе. Один крупный продуктовый ретейлер запускает программу переобучения, в которой могут принять участие граждане Украины и ЛДНР. Таких школ-магазинов открылось более 2 тыс. по всей России. Выпускники получат дипломы, свидетельства государственного образца и возможность трудоустроиться по новой специальности.

Впрочем, не все сейчас находятся в поисках работы. Юлия Немцева, учительница начальных классов и мама троих детей, была вынуждена покинуть родину и перебраться в Россию. Она продолжает трудиться на прежнем месте. В интервью «МЕДИА-МИГ» Немцева говорит: «Я по-прежнему получаю зарплату и учу детей в Донецке, делаю это дистанционно. У меня четвертый класс, мне их точно нужно выпустить. За период ковида мы уже привыкли работать удаленно. У меня дети знают, куда и как заходить. Правда, в ДНР заблокировали Zoom, где мы раньше проводили уроки. Ну ничего, перешли на другую программу и занимаемся дальше. Иногда не получается провести занятия из-за обстрелов. А в целом все реально. Поэтому я не могу сказать, насколько сложно в России найти работу. Я этот путь еще не проходила и до сентября точно не планирую».

Есть еще одно немаловажное преимущество граждан Украины и Донбасса при устройстве на работу — позитивное отношение к ним россиян. Это подтверждает и Наталья Власова: «У нас всегда с этой страной были дружеские отношения. Когда в 2014 году они приезжали, то чувствовали поддержку. И сейчас есть россияне, готовые пустить в свои квартиры совершенно незнакомых людей».

Подписывайтесь на наш канал в Дзен и Телеграмм.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter