В скором будущем иностранцев, въезжающих в Россию более чем на 90 дней, обяжут подписывать «Соглашение о лояльности». Граждан из стран безвизового пространства — при прохождении дактилоскопии, остальных — при подаче заявления на получение визы. Данная норма включена в проект нового Федерального закона «Об условиях въезда (выезда) и пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства» (статья 106). 

Назначение Соглашения профилактическое. Подписывая этот документ, иностранный гражданин подтверждает, что осведомлен о нормах российского законодательства, ответственности за их несоблюдение и обязуется оплатить расходы, связанные с его возможной высылкой из страны в случае нарушения Соглашения.

По оценочным данным, на сегодняшний день в черных списках без права въезда в Россию на период от 3 до 10 лет числятся 70–75 тыс. граждан республики. Еще более 100 тыс. киргизов предупреждены российскими властями о нарушениях миграционного законодательства и укрываются от выдворения. За последние три месяца из РФ на родину проследовали порядка 140 граждан Киргизии — за участие в массовых драках и совершение административных правонарушений.

Корреспондент MEDIA-MIG предприняла попытку проследить связь между участившимися нарушениями общественного порядка в России гражданами Киргизии и утвердившимися среди них субъективными представлениями о едином рынке труда ЕАЭС. 

Как показал опрос (с корреспондентом MEDIA-MIG согласились побеседовать девять человек), выдворенные трудовые мигранты не возвращаются на малую родину, стараясь найти работу в Бишкеке, где дожидаются окончания срока запрета, чтобы вернуться в Россию. Среди них выделяются две группы. 

Представитель первой — 25-летний водитель бишкекского такси Капар. Молодой человек родился и вырос в Джалал-Абадской области, откуда практически сразу после школы уехал на заработки в Москву. В российской столице он прожил шесть лет. Сначала работал на стройке, потом водил такси. 

«В апреле этого года меня депортировали из России за два нарушения ПДД. С этим там очень строго. Мне поставили запрет на три года. В Джалал-Абаде работы нет, поэтому таксую в Бишкеке, а потом опять поеду в Москву. Мне там нравится, да и заработки в России все же повыше», — делится Капар. Свою вину он не оспаривает и категории чрезмерности наказания не касается. 

Однако позитивно настроены далеко не все. Немало и тех, кто испытывает обиду, злость и разочарование, считая, что с ними поступили несправедливо. Среди опрошенных таких оказалось четверо. Один из них — таксист Мирлан. Ему 29 лет, в Москве он прожил чуть больше четырех лет, работал курьером. Пару месяцев назад был депортирован за участие в драке: 

«Я сам не участвовал. Проезжал мимо, увидел группу дерущихся людей, остановился узнать, в чем дело, но меня задержала полиция, а потом меня выслали. Я уехал в Россию, когда Киргизия вступила в ЕАЭС. Говорили, это дает гарантии и равные права для трудящихся, но это не так. Наших мигрантов выставляют из России наравне с теми же гражданами Таджикистана, который не входит в этот Союз. Обидно. Больше не хочу в Россию, сейчас подумываю уехать в Турцию». 

Примечательно, что такие истории, как у Мирлана, с удовольствием собирают и раздувают противники ЕАЭС, предъявляя их общественности как аргумент в пользу выхода Киргизии из евразийской интеграции. Более того, на протяжении последних пяти лет отдельные неправительственные организации, финансируемые западными донорами (например, общественное объединение «Правозащитная организация: Бир Дуйно — Кыргызстан»), ведут групповую работу с «жертвами» миграции. Представители НПО уверяют, что подобные мероприятия нужны для оказания поддержки, помощи в воссоединении с местным сообществом тех людей, кто вернулся из трудовой миграции с неоправданными надеждами. 

«На таких встречах высланным из России мигрантам внушают чувство несправедливости, подталкивают к мнению о дискриминации по отношению к ним со стороны принимающей — российской — стороны. В их сознании культивируется негативное восприятие России и Евразийского экономического союза, которое они потом транслируют уже вне группы», — рассказал MEDIA-MIG киргизский политолог Кубатбек Асанов. 

Другой киргизский эксперт — член Совета по миграции при спикере Жогорку Кенеша (парламент Киргизской Республики) Улан Шамшиев отметил, что возможности для манипуляций общественным мнением создает информационный вакуум в освещении вопросов евразийской интеграции, в том числе в сфере трудовой миграции. 

«Говоря о правах наших граждан на территории Евразийского экономического союза, мы должны понимать, что в странах объединения их рассматривают только как трудовой ресурс, потому что ЕАЭС — это исключительно экономический союз, направленный на создание общего рынка труда, но не более того. Понятно, что миграция затрагивает гораздо более широкий спектр вопросов, нежели экономика. Это вопросы и безопасности, и социальной сферы, и общественной адаптации, которые не регулируются договором о ЕАЭС. Как показала пандемия, в определенных случаях страны Союза могут трактовать миграцию исходя, например, из интересов своей национальной безопасности, могут пожертвовать и экономикой ради ее обеспечения. Т. е. вопросы пребывания граждан той же Киргизии на российской территории касаются лишь их трудовой деятельности, во всех других случаях договор объединения не применим», — пояснил Улан Шамшиев. 

Понятие «единого рынка труда» он назвал несколько абстрактным, поскольку политика крупных экономических объединений логично диктуется государствами с наибольшей экономической емкостью, с потенциалом развития, который обеспечивает широкий выбор стратегий для трудоустройства и самореализации. 

Абсолютно естественно, что Россия, как главная скрипка в ЕАЭС, как центр, куда устремляются миграционные потоки, ориентируется на защиту не только евразийских, но и своих национальных интересов. При этом баланс еще выдерживается. Хотя на первый план выходят вопросы общественной и государственной безопасности, требующие ужесточения правил пребывания иностранных граждан, российские власти решают и проблему недостатка рабочих рук, привлекая тех, кто готов соблюдать законы. Улан Шамшиев подчеркивает, что эту простую истину важно доносить до людей, формировать четкое понимание:

«Если, например, граждане Киргизии участвуют в массовых драках, их однозначно депортируют, несмотря на двусторонние договоренности между странами или членство республики в евразийском объединении, которое обеспечивает им право беспрепятственно работать, но не нарушать законы страны пребывания». 

Распространяющееся среди граждан Кыргызстана — выгодное отчасти им самим, а отчасти и внутриполитическим силам — искаженное восприятие модели и сути единого рынка труда ЕАЭС, а также законодательных норм их пребывания и трудоустройства в России, указывает на важность совершенствования методов правового просвещения. Как известно, в республике уже планируется открытие центров домиграционной подготовки, где будущим трудовым мигрантам смогут предоставить в том числе юридические консультации.

Однако, как показывает опрос MEDIA-MIG, даже мигранты, не один год прожившие в России и вполне владеющие русским языком, слабо разбираются в российских законах (опустим тот факт, что отдельные новеллы национального законодательства нередко остаются загадкой даже для граждан, всю свою жизнь проживших в родном государстве). 

На фоне неуклонно снижающегося в Кыргызстане статуса русского языка и роста числа граждан им не владеющих донести до основной массы потенциальных мигрантов основы российского законодательства вряд ли реально. Если только задача не стоит формальная.

Курс на расширение сферы применения киргизского языка изначально основан на искусственном межязыковом противопоставлении и в информационном поле порой резонирует с заявлениями президента Кыргызстана Садыра Жапарова, признающего особое значение дружеских отношений с Россией. Вместе с тем глава республики поддерживает и патриотические настроения. В своем недавнем поздравлении к Международному дню мигранта он в очередной раз призвал отстаивать права и интересы трудовых мигрантов, подчеркнув, что уезжающие на заработки граждане Киргизии не должны зависеть от какого-то конкретного рынка труда: 

«Чтобы кыргызстанцы получили возможность реализовать свой потенциал на зарубежных трудовых рынках, предстоит задача их диверсификации, то есть разнообразного развития в совокупности», — приводит слова Садыра Жапарова Sputnik.

Между тем текущая политика Бишкека создает все условия для того, чтобы ограничить представление собственных граждан о возможностях ЕАЭС, замкнуть их на собственных иллюзиях. Если в ближайшее время такой подход продолжит мешать адаптации киргизов в России, то впоследствии приведет к потере ими конкурентного преимущества на российском рынке труда. По достижении критической отметки может встать и вопрос о необходимости прохождения киргизами экзамена по русскому языку, истории России и основам законодательства РФ наравне с гражданами Узбекистана и Таджикистана. 

Грамотное укрепление национального самосознания не за счет «большого соседа» особое искусство. Важно, чтобы те противоречия, тот отчасти театрализованный конфронтационный антураж, которые характеризуют сегодня общественно-политическое положение в Кыргызстане, не переросли в крайность, и республика не оказалась на пути к черному списку. Принятое странами — членами ЕАЭС 10 декабря решение о переходе председательства в органах Союза на 2022 год к Кыргызстану этому поспособствует. Главное условие — привлечь к событию внимание широких слоев общества и сопроводить проработку ключевых вопросов в сфере трудовой миграции и единого рынка труда массовыми информационными кампаниями.

Злата Симаш, Дмитрий Смирнов