Первый пример спроса на труд мигрантов в беловоротничковом секторе экономики России: Сбербанк занялся поиском сотрудников со знанием узбекского, таджикского или киргизского языков. Специалисты полагают, что Сбер планирует использовать новичков как консультантов для помощи клиентам-мигрантам в оформлении денежных переводов – это значительный сегмент рынка с хорошей перспективой устойчивого роста.

Потребность в кадрах со знанием языков стран исхода мигрантов в Россию для работы, например, в кассах, ощущается в столичном метрополитене. Также московское метро точечно переводит на языки стран исхода мигрантов в Россию указатели. На языках стран постсоветского пространства разрабатываются мобильные приложения. Бизнес, особенно сфера логистики, организуют за свой счет программы по разъяснению тем же велокурьерам правил дорожного движения.

Работодатели таким образом точечно и по мере сил восполняют пробелы в работе государства в сфере миграции.

Актуальное миграционное законодательство предусматривает для приезжающих в Россию на работу экзамен на знание русского языка, основ российского законодательства и истории. Процедура экзамена, минимальные требования к уровню знаний в зависимости от цели приезда – разрешение на работу или получение патента, разрешение на временное проживание, вид на жительство – установлены соответствующими документами. Здесь и аудиовидеофиксация, и регламент, и процедуры контроля со стороны Рособрнадзора, и стандартизированные контрольно-измерительные материалы, и перечень уполномоченных организовывать экзамены и выдавать по их итогам сертификаты вузов. А по факту мы видим, что российский рынок труда начинает по необходимости подстраиваться под массовое незнание приезжими русского языка и законов, не говоря уже об истории, на уровне, который мог бы обеспечить их адекватное функционирование в российском социуме. Как так получается?

Правом экзаменовать иностранных граждан Министерство науки и высшего образования Российской Федерации наделило 14 ВУЗов, которые могут открывать региональные представительства и заключать договоры с компаниями, оказывающими организационно-техническую поддержку. Здесь-то и выявляется слабое звено: наличие лишь общих пожеланий законодателя и ведомств относительно организационно-технической и методической сторон экзамена на сертификат и отсутствие контроля на местах.

Увы, но нередко компании-партнеры вузов на местах не так, как это определено установочными документами, организуют процедуру экзамена, девальвируя сертификат.

Возьмем Дагестан.  Здесь нет объектов массового притяжения мигрантов, они приезжают сюда самостоятельно или небольшими группами и устраиваются на работу на городских стройках, в тепличных хозяйствах, трудятся в виноградарстве, на карьерах и пастбищах. Разрешительные документы им оформляет территориальное отделение Управления по вопросам миграции МВД России в Махачкале, а экзамен на сертификат, без которого такие документы не получить, проводится в Каспийске.

Например, этим занимается офис в подвальном помещении торгового центра «Меридиан» на ул. Ленина (адрес совпадает с упоминаемым в списке временных экзаменационных площадок в формате выездного тестирования, заявленных Государственным институтом русского языка им. А.С. Пушкина — ул. Ленина, д. 70, кабинет 28).

Ни вывесок, объявлений или указателей. Надо пройти по узкому коридору в комнату без окон, к столам, за которыми сидят заваленные паспортами сотрудницы, переписывающие личные данные клиентов от руки. Какое специальное помещение, какие контрольно-измерительные материалы, какая аудиовидеофиксация, какая проверка реальных знаний?

Там же в Каспийске, на той же улице Ленина, только в доме 53 есть ООО Многофункциональный миграционный центр (ММЦ). Как рассказывают его клиенты, иностранные граждане отдают паспорта сотрудникам ММЦ на оформление и перевод, и могут получить их на руки только после оплаты неких прочих услуг. Таким образом они фактически становятся заложниками ММЦ и могут вырваться, только заплатив «выкуп»: за прохождение экзамена для получения патента, например, в ММЦ берут вполне приемлемые 3000 руб., что ниже предельного установленного властями уровня в 3800 руб., но прочие услуги стоят дополнительно 4000 руб.

Людей прямо вводят в заблуждение, сообщая им, что сертификаты и справки, полученные где-либо кроме ММЦ якобы не действительны, и УВМ МВД России по Республике Дагестан их не примет.

Все это вызывает вопросы – и к самой площадке, и к вузу, с ней сотрудничающему. Впрочем, что за вуз, остается только догадываться: клиенты об этом понятия не имеют, в лучшем случае называют «Университет российской дружбы».

Дмитрий Смирнов, Евгения Шерман