Таджикистан является одной из наиболее зависимых от трудовой миграции стран мира. Ключевым направлением экспорта рабочей силы республики является Россия, куда до пандемии, по данным МВД РФ, ежегодно выезжали свыше миллиона таджиков. Их денежные переводы на родину в разные годы составляли от 30% до 50% ВВП Таджикистана и являлись одним из основных источников притока иностранной валюты в республику. Из-за пандемии и локдаунов в 2020 г., по данным Нацбанка Республики Таджикистан, объем переводов сократился почти на 15%. В то же время, по оценкам Центробанка России, за 9 месяцев 2020 г. в Таджикистан из России было переведено $1,224 млрд, что на 37% меньше, чем за аналогичный период 2019 г. По данным экспертов, в нынешнем году ситуация несколько улучшилась, однако вернуться к допандемийным показателям пока не удалось. О нынешней миграционной ситуации в Таджикистане в интервью MEDIA-MIG рассказал независимый исследователь, политолог и востоковед Парвиз Муллоджанов

— В какие страны чаще всего едут работать трудовые мигранты из Таджикистана? 

— По статистике, 90% мигрантов уезжают в Россию. На втором месте — Казахстан, на третьем — Турция. Очень небольшое число, может быть, несколько сотен таджиков работают в Дубае, где, как и в ряде других стран, наши мигранты сталкиваются с серьезными проблемами, в том числе касающимися знания языка. Плюс в Дубае очень большая конкуренция с выходцами из Южной Азии, и не оправдываются их материальные ожидания. Для выходцев, например, из Бангладеш 200 долларов — хорошая зарплата, тогда как для граждан Таджикистана это мало. В России они могут заработать в несколько раз больше. 

— С началом пандемии число граждан Таджикистана, выезжающих в Россию с целью трудоустройства, значительно сократилось. В мае, комментируя MEDIA-MIG ситуацию с вакцинацией, вы говорили, что очень небольшое число таджиков имеют возможность выехать из страны. Насколько сейчас изменилась ситуация?

— В настоящее время ситуация понемногу выравнивается, открыли авиасообщение, рейсов стало больше, да и билеты подешевели, так что поток пошел — десятки тысяч граждан республики выезжают работать в Россию. Многие из них едут через Узбекистан, потому что там билеты на 30–50% дешевле. 

— Появились ли у трудовой миграции из Таджикистана какие-то особенности после пандемии? 

— Сейчас идет большой отток специалистов высшего профиля, чего раньше не было. Особенно много уезжает врачей, причем не только в Россию, но и в Европу, в Турцию и т. д. Их отток настолько внушителен, что в медицинских учреждениях бьют тревогу, прогнозируя возникновение в ближайшее время существенного дефицита кадров в системе здравоохранения. 

— Разные источники приводят разную информацию о том, насколько сократились объемы денежных переводов трудовых мигрантов в Таджикистан в 2020 г. Как обстоят дела с переводами сейчас, и когда они выйдут на уровень, допустим, 2019 г., когда объемы переводимых в республику средств били рекорды? 

— Естественно, по переводам мы пока еще и близко не вышли на уровень, например, 2019 г. Большую часть этого года миграционные потоки были очень слабыми, многие люди просто не имели возможности выехать на работу в другие страны. Сейчас объемы переводов увеличиваются, но не настолько, насколько хотелось бы. Это связано в том числе и с девальвацией как российского рубля, так и в большей степени таджикского сомони. Сегодня люди получают все-таки меньше, чем они получали раньше, и не только в количестве, но и, в первую очередь, в качестве той валюты, которая пересылается в Таджикистан. Поэтому пока трудно прогнозировать, когда ситуация с переводами вернется к прежним показателям, которые были до пандемии. 

— У Таджикистана, как и у Узбекистана, есть соглашение с Россией об организованном наборе трудовых мигрантов. С учетом дефицита кадров, возникшего в результате локдаунов, российская сторона интенсифицировала работу в этом направлении. Почему таджикская сторона, в отличие от узбеков, не спешит использовать эту возможность, чтобы трудоустроить своих граждан в РФ? 

— Прежде всего, надо сказать, что Таджикистан и Узбекистан — это основные поставщики трудовых ресурсов на российский рынок труда среди стран Центральной Азии, при этом обе республики не являются членами ЕАЭС. Я полагаю, что это ключевая причина, по которой российская сторона предложила им соглашение об оргнаборе. Каких успехов в этом достигла узбекская сторона, мне сложно оценивать. Что же касается Таджикистана, то у нас есть определенные подвижки в эту сторону, переход к организованной миграции потихоньку идет. Создаются фирмы, которые работают в этом направлении. В прессе и социальных сетях появилось много информации и объявлений об организованном наборе. 

Другой вопрос, что сами мигранты пока не спешат пользоваться этим механизмом. С одной стороны, он гарантирует трудящимся определенную стабильность, с другой — есть много противоречивой информации в прессе и соцсетях. 

Например, люди рассказывают о том, что их обманули с оплатой труда: кому-то вообще не заплатили, кому-то заплатили меньше, чем было оговорено. Многие уверены, что выезжающие через оргнабор более зависимы от работодателя и меньше зарабатывают, чем те, кто уезжают самостоятельно. У большинства выезжающих на заработки в Россию таджиков есть свои налаженные каналы трудоустройства. У них есть знакомые, которые выступают посредниками между российскими работодателями и приезжими, поэтому наши граждане организованному набору предпочитают привычный для себя способ поиска работы. 

— Знание русского языка это обязательное условие для трудоустройства мигрантов в России, едут они самостоятельно или через организованный набор. Как в Таджикистане обстоят дела с русским языком и с его изучением? 

— В Таджикистане, особенно в городах, русский язык используется в общении, поэтому на разговорном уровне многие люди им владеют. Если человек окончил вуз, то он, как правило, достаточно хорошо владеет русским языком. 

Что касается сельской местности, особенно горных районов, откуда больше всего людей едут на заработки в Россию, то там дела с русским языком обстоят хуже. Несмотря на это, в России у них, по сравнению со странами дальнего зарубежья, языкового барьера практически нет, они доучивают язык уже по месту пребывания. Даже если человек уезжает сразу после школы из какого-то сельского района, базовый уровень знания русского языка у него все равно есть.

Сейчас в республике пытаются наладить и улучшить обучение русскому языку в образовательных учреждениях. К нам приезжают российские учителя в рамках двусторонних договоренностей с Россией. Речь идет о нескольких сотнях педагогов. 

— В рамках обсуждения процессов трудовой миграции на постсоветском пространстве нередко встает вопрос о среднем специальном профильном образовании. Эксперты указывают на то, что задачей для стран-поставщиков рабочей силы должна стать подготовка квалифицированных кадров по востребованным в принимающих странах специальностям. Как в Таджикистане обстоят дела со средним специальным профильным образованием? 

— В последние годы ситуация с профессиональным образованием в Таджикистане стала лучше. Большие деньги в развитие среднего специального образования, а также в курсы переподготовки и повышения рабочей квалификации вложили зарубежные доноры. В рамках этих проектов были реорганизованы несколько профессионально-технических училищ, на их базе проводились курсы и тренинги. Это достаточно успешный опыт, который позволял людям получить профессию перед выездом в миграцию. Когда эти проекты финансировались донорами, обучение было бесплатным. Сейчас за некоторые курсы необходимо платить, но, несмотря на это, они пользуются спросом у населения. 

Дело в том, что люди поняли: неквалифицированная рабочая сила в той же России хуже оплачивается, да и легализоваться таким мигрантам труднее, поэтому граждане стараются получить какую-то профессию, получить сертификат в Таджикистане, а потом уже уезжать на заработки. 

— Сколько в Таджикистане центров предвыездной подготовки мигрантов и в чем заключается их деятельность? 

— Такие центры функционируют при Министерстве по делам миграции. Они спонсируются зарубежными донорами. Например, Германское общество по сотрудничеству много лет финансировало курсы, где таджикские граждане могли получить профессиональное образование по семи–восьми специальностям, которые были востребованы в России. Была ориентация именно на Россию. Кроме того, проводятся курсы русского языка, также предоставляется информация относительно российского миграционного законодательства и т. д. Но, на самом деле, таких центров немного, и не все выезжающие граждане через них проходят. Кто-то о них даже не знает, кто-то не имеет возможности их посетить. 

Беседовала Злата Симаш