В середине июня сразу в семи областях Республики Узбекистан (РУ) прошли первые ярмарки вакансий для желающих работать на полях и стройках России. 

Согласно информации местного Агентства по внешней трудовой миграции, большинство необходимых документов потенциальные кандидаты смогут оформить не выезжая из страны, в том числе с помощью будущих работодателей, среди которых ряд крупных российских компаний. Планируется, что подобные мероприятия станут регулярными и окажут положительное влияние на совершенствование и развитие миграционных отношений между нашими государствами. А в этом направлении за последнее время сделано уже немало.

Набор «Узбекский, организованный»

К примеру, не далее как с 5 по 8 июня в Узбекистане с рабочим визитом находилась совместная делегация Национального исследовательского университета «Московский государственный строительный университет» (НИУ МГСУ) и Национального объединения строителей (НОСТРОЙ). В целях «совершенствования механизма привлечения граждан Республики Узбекистан для временной трудовой деятельности на стройплощадках России» гости при поддержке Министерства занятости и трудовых отношений РУ и ряда других ведомств смогли ознакомиться с тем, как идет подготовка кадров для строительной отрасли в самом Узбекистане. После посещения учебных центров в Самаркандской и Хорезмской областях, а также Самаркандского государственного архитектурно-строительного института, с которым у НИУ МГСУ налажено многолетнее и плодотворное сотрудничество, стороны подготовили протокол о намерениях, направленный на расширение взаимодействия «в области организованной трудовой миграции квалифицированных рабочих кадров на предприятия строительной отрасли РФ» и их «предварительной адаптации».

О том, насколько остро стоит сегодня вопрос нехватки мигрантских рук на строительных объектах России, президент НОСТРОЙ Антон Глушков рассказал в ходе своего интервью на Петербургском международном экономическом форуме. «Оценочно в стройке сегодня примерно 500 тысяч мигрантов, — заявил он, — то есть четверть от того объема, который был на конец 2020 года». По словам Глушкова, дефицит гастарбайтеров острее всего ощущается в регионах, особенно среди отделочников, из-за чего в стране сократилось предложение жилья с готовой отделкой. На устранение этой проблемы и направлены все последние шаги, предпринимаемые Москвой и Ташкентом. 

Надо отметить, что положительные перемены во взаимодействии двух стран в миграционной сфере уходят корнями в 2017 год, когда 5 апреля в Москве главы правительств двух государств подписали соглашение об организованном наборе и привлечении узбекистанцев для осуществления временной трудовой деятельности на территории РФ. Документ, ратифицированный Госдумой России 24 ноября того же года, направлен на «обеспечение адресного трудоустройства граждан Узбекистана в России и предусматривает их доиммиграционную подготовку на территории родной страны». 

Однако практическая реализация соглашения и развитие все более тесных экономических, социальных и культурных связей наших стран требуют дальнейшей оптимизации документа, направленной на более эффективное воплощение заложенных в нем возможностей. «Прошло много времени, сейчас появилась потребность внесения изменений и некоторых новшеств в данный документ», — сказал 28 мая министр занятости и трудовых отношений Узбекистана Нозим Хусанов, комментируя новую редакцию соглашения, подготовленную совместно российской и узбекской сторонами. В ней, в частности, предлагается учесть результаты исполнения пилотного проекта, запущенного в декабре минувшего года. По новой схеме различные медицинские справки, нотариальное заверение паспорта и др. — всего четыре вида документов для оформления патента, необходимого узбекистанцам при получении разрешения на трудовую деятельность в России, — теперь можно оформить не выезжая с территории Узбекистана. Но не только это.

«В новом проекте документа мы предусмотрели введение вместо патента единовременного разрешения на работу на один год, — подчеркнул узбекский министр. — Там платеж составляет всего 3,5 тысячи рублей за год. На сегодня наши граждане, которые оформляют патент, платят ежемесячно, и это в год составляет порядка 70–80 тысяч рублей. Получается очень большая экономия».

Минимизировать бюрократические препоны, сделать оргнабор рабочей силы из Узбекистана целевым и прозрачным, лишить притока «теневой» рынок иностранных трудовых резервов в России и в итоге полностью легализовать миграционную составляющую отношений наших стран — вот главная цель всех инициатив и решений, над которыми ломают головы сегодня в Ташкенте и Москве. 

На днях «МЕДИА-МИГ» рассказал о принятом в нашей стране решении снять все «ковидные» ограничения на въезд в Россию граждан Узбекистана железнодорожным транспортом и разрешить движение поездов по маршрутам «Ташкент — Самара» и «Ташкент — Волгоград» с частотой один раз в неделю на каждом. 

Ранее, 24 мая, на портале правительственной информации regulation.gov.ru был опубликован проект поправок, которые Министерство труда и социальной защиты РФ предложило внести в Постановление Правительства Российской Федерации от 6 октября 2021 г. № 1694 «О реализации пилотного проекта по привлечению граждан Республики Узбекистан для осуществления временной трудовой деятельности у российских юридических лиц, осуществляющих хозяйственную деятельность в сфере строительства и в сфере агропромышленного комплекса, и о внесении изменения в распоряжение Правительства Российской Федерации от 16 марта 2020 г. № 635-р». В рамках своей инициативы Минтруда говорит о необходимости снять предельное ограничение в 10 000 трудовых мигрантов из Узбекистана, которые могут въехать на территорию России для работы в компаниях строительного сектора и агропромышленного комплекса согласно заключенному в октябре минувшего года соглашению между правительствами двух стран. 

Министерство также предлагает отказаться от отраслевого подхода и допустить к участию в «пилотном» проекте работодателей из других сфер экономики, заинтересованных в привлечении иностранной трудовой силы. При этом граждане Узбекистана, получившие разрешение на работу в России в рамках этого эксперимента, будут обязаны трудиться только у работодателя, с которым был заключен договор и должны покинуть нашу страну сразу по окончании срока его действия. 

Напомним, что в минувшем году, по оценке Министерства сельского хозяйства РФ, потребность в мигрантах только для сезонных работ в овощеводстве, садоводстве, птицеводстве, молочном скотоводстве, пищевой и перерабатывающей промышленностях составляла 32 800 человек. Стоит отметить, что в 2020 году эта цифра приближалась к ста тысячам, но благодаря использованию резервов внутренней миграции ее удалось снизить более чем в два раза. Однако, по мнению замглавы Минсельхоза Джамбулата Хатуова, опыт 2021 г. показал, что потенциал местных кадров исчерпан, «так как условия там тяжелые, а необходимых знаний и навыков у них нет». И у гастарбайтеров из Узбекистана — страны преимущественно с сельским населением, умеющих трудиться на земле, — здесь хорошие перспективы.

В Ташкенте все это понимают и готовы разделить с Москвой заботы и ответственность. Для контроля за реализацией соглашения, поддержки своих граждан и решения возможных проблем при их трудовой деятельности на российской территории Агентство по вопросам внешней трудовой миграции Узбекистана в дополнение к шести уже действующим в Москве, Санкт-Петербурге, Самаре, Уфе, Новосибирске и Екатеринбурге своим представительствам с середины апреля открывает еще десять. По словам первого заместителя министра занятости и трудовых отношений Узбекистана Эркина Мухитдинова, новые офисы Агентства распахнут свои двери в Тульской, Воронежской, Волгоградской, Нижегородской, Иркутской, Амурской областях, Краснодарском, Красноярском, Пермском краях, Ханты-Мансийском автономном округе России.

У наших читателей может возникнуть закономерный вопрос: а почему столько внимания трудовым мигрантам из Узбекистана, и чем он ценен для России среди прочих стран Центральной Азии? И здесь опять не обойтись без цифр и большой политики. 

Демография и география

Начнем с того, что в Узбекистане самая высокая численность населения среди стран Центральной Азии — более 35 миллионов человек, из которых 57,6% составляют люди трудоспособного возраста. И с демографией, в отличие от нашей страны, здесь проблем не наблюдается: в минувшем году, по сравнению с 2020-м, узбекистанцев стало на 712 400 человек больше. Переизбыток рабочих рук оказывает сильное давление на социально-экономическую ситуацию в республике, а трудовая миграция способствует снижению ее остроты. И России здесь нет альтернативы.

По официальным данным самой узбекской стороны, на 1 января 2022 года две трети (67,3%) от общего числа граждан страны, находящихся на заработках за рубежом, трудились именно в России. Обстоятельство, которое не может не влиять на отношения наших стран, динамично развивающиеся после прихода президента Шавката Мирзиёева к власти в РУ осенью 2016 года. 

Мы уже рассказывали, что в минувшем году Российская Федерация стала главным внешнеторговым партнером Узбекистана, а изучение русского языка в республике расширяется и получает поддержку на самом высоком уровне. Активное взаимодействие наших стран происходит и в рамках различных региональных структур. К примеру, в Шанхайской организации сотрудничества, саммит которой пройдет 16–17 сентября в древнем городе Самарканде. Узбекистан с 11 декабря 2020 года находится в статусе наблюдателя в Евразийском экономическом союзе, где у него есть отличные перспективы.

Вы будете удивлены, но Узбекистан — одно из самых популярных туристических направлений для россиян. В минувшем году республику посетило около миллиона гостей из нашей страны, а в нынешнем, после подписания 10 марта плана сотрудничества России и Узбекистана в туристической сфере, ожидается, что данная цифра вырастет в 3–4 раза. Часть граждан РФ перебрались в Ташкент и другие узбекские города после 24 февраля как с прицелом на постоянное жительство, так и вслед за своими работодателями, сменившими дислокацию из-за западных санкций, введенных против России. 

Надо ли говорить, что начало спецоперации на Украине поставило Ташкент, проводящий политику «открытых дверей» с целью привлечь инвестиции, необходимые для экономических и социальных реформ, в непростую ситуацию? В распахнутые двери один за другим полезли западные данайцы, каждый со своим троянским конем и списком условий. Только за неполный месяц на стыке весны и лета в Узбекистане побывали три команды иностранных гостей, руководители и состав которых прямо указывают на цели этих визитов. 

24 мая помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дональд Лу привез в Ташкент американскую делегацию, куда вошли представители Пентагона, Совета национальной безопасности, Корпорации по финансированию международного развития и Агентства по международному развитию (USAID). 

Представить итоговый отчет об оценке хода выборов президента РУ, проходивших в октябре 2021 года, прибыла в Ташкента 14 июня теперь уже европейская делегация — Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ во главе с Эоганом Мерфи. 

Буквально следом за европейцами для подготовки собственного отчета об угрозах, с которыми сталкиваются местные власти, о пробелах в отношениях между Соединенными Штатами и Узбекистаном и о возможностях для укрепления партнерства двух стран 15 июня в Ташкент прилетел командующий Центральным командованием Вооруженных сил США (ЦЕНТКОМ) генерал Майкл Курилла. После двух дней общения с узбекскими коллегами и участия в различных мероприятиях американский генерал заявил на прощанье: «Я могу гарантировать, что это не был мой последний визит, особенно после всего, что я видел, слышал, и всех замечательных людей, которых я встретил. Я вернусь сюда много раз». Узбекистан — не Россия, а то бы главе ЦЕНТКОМА напомнили, что возвращаться — плохая примета. 

Свои три цента попыталась вставить и Канада, которая устами министра сельского хозяйства, продовольствия и рыболовства провинции Британская Колумбия Ланы Попхэм предложила привлечь узбекских мигрантов к сельхозработам в своей стране.

Активно обхаживает Ташкент и Анкара, продвигающая в Центральной Азии свой проект «Великого Турана». Казалось бы, турецкая инициатива не несет явных угроз интересам России в регионе, но одним из ярых ее сторонников является откровенный русофоб и нынешний глава внешней разведки Великобритании МИ-6 Ричард Мур. В бытность свою послом Соединенного Королевства в Турецкой республике в 2014–2018 годах он был «на короткой ноге» с президентом Эрдоганом и всячески способствовал сближению Лондона и Анкары.

Найти правильную нить взаимоотношений в клубке противоречий, который сегодня представляет собой Центральная Азия — задача не из простых. И вполне вероятно, что наметившееся сближение Москвы и Ташкента в вопросах миграционных отношений — сознательный ответ на активизацию США и их союзников в Центральной Азии и еще один шаг в укреплении Узбекистана как нового регионального центра силы в противовес Казахстану, чья многовекторность все откровеннее сменяется прозападной однонаправленностью. 

Джавохир Кабилов 

(*Хуш келибсиз в переводе с узбекского — «Добро пожаловать»)