Какие мотивы заставляют трудовых мигрантов ехать в Россию, сможет ли российская экономика обойтись без них, следует ли иностранным рабочим сдавать экзамены на знание русского языка и есть ли основания считать мигрантскую среду особо криминализированной — на эти и другие вопросы ответил президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов во время брифинга в пресс-центре информационного агентства «Национальная служба новостей» в минувший четверг.

Прежде всего, спикер ознакомил аудиторию с результатами социологического исследования, проведенного Федерацией совместно с Высшей школой социальных наук МГУ на территории России.

В ходе опроса 4 739 респондентов из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии удалось выяснить, что 54% из них приехали в нашу страну из-за мизерных зарплат на родине, 30,5 % — из-за отсутствия работы, 18% — из-за низкого уровня жизни в целом.

Менее чем у 22% опрошенных рабочий день в России ограничен 8 часами, у 27,5% — 10 часами, у 27% — 12 часами и у 22,4% — превышает 12 часов, что, по мнению Коженова, свидетельствует о трудолюбии и выносливости мигрантов из Центральной Азии. 

При среднем заработке в 47 100 рублей желаемый средний уровень дохода мигранты оценивают в 77 200 рублей. В разрезе экономических отраслей самый высокий средний оклад установлен в сфере строительства и ремонта — 54 000 рублей, самый низкий средний показатель — 36 800 рублей — в аграрном секторе. 

Весомым фактором, влияющим на уровень заработка иностранного рабочего, является знание русского языка: хорошо им владеющие получают в среднем на 12 000 рублей больше, чем те, кто говорит плохо. 

В числе главных проблем трудоустройства и проживания в России респонденты выделили недостаточную доступность медуслуг, жилищный вопрос, взяточничество и негативное отношение со стороны представителей органов власти. Нетрудно понять, что эти аспекты во многом связаны с незнанием языка: в чужой среде иностранный гражданин не может толком объясниться ни с медиками, ни с арендодателями жилья, не всегда различает оплату услуг и дачу взятки — уголовно наказуемое деяние. 

При этом президент Федерации мигрантов России повторил свой прежний тезис: «Если мигрант приезжает работать сюда, то уровень его языка должен нравиться работодателю. То есть, если его работодатель считает, что меня устраивает этот работник, то этого должно быть достаточно».

Сферу проведения обязательного государственного экзамена Вадим Коженов предлагает существенно сократить, ограничившись претендентами на получение вида на жительство или на гражданство: «Надо, чтобы этот экзамен принимали не какие-то “ооошки”, а образовательные учреждения с лицензией». 

Отвечая на вопрос о грядущих изменениях в российском миграционном законодательстве, спикер обратил внимание на то, что многие регламентирующие пребывание иностранца в России документы датированы 1996 годом. Переход от этой «архивки» к прогрессу обеспечит новый законопроект, который будет внесен на рассмотрение в Госдуму в третьем квартале 2022 года.

В рамках брифинга Вадим Коженов рассказал об особенностях электронных паспортов для мигрантов, о необходимом совершенствовании условий их налогообложения, а также поспорил с аналитиками Института социологии РАН, полагающими, что иностранные рабочие «убивают» уровень образования в России. Рассуждая о ничтожном количестве отдельных случаев конфликта, которые не должны вызывать общественного резонанса, он отдал должное правоохранительным органам, оперативно выявляющим правонарушителей среди иностранных граждан и призвал правильно подавать информацию об этой работе:

«После любой драки все люди находятся, в течение нескольких часов — задерживаются». 

В завершении своего выступления президент Федерации мигрантов России опроверг и распространенное мнение о существенном сокращении иностранной рабочей силы в 2020 году. Нашу страну, по оценке Вадима Коженова, покинули не более 400 000 трудовых мигрантов, и с весны 2021 года миграционные потоки восстановились до предпандемийного уровня. Однако основная их масса направлена в инфраструктурные проекты и курьерские службы, что объясняет сохраняющийся дефицит на рынке труда. 

Миграционный же потенциал стран исхода исчерпан, и все, кто хотели, уже приехали: 

«На мой взгляд, если Путин действительно прям поставил на высшем уровне задачу уменьшить количество мигрантов, ну, наверное, как-то она будет реализована. Но если в краткосрочной перспективе прямо сейчас взять и вынуть большое количество мигрантов из какой-то сферы, эта сфера будет испытывать серьезнейший кризис».

Светлана Зайцева, Дмитрий Смирнов