Апофеоз нетолерантного мышления: мигрант — это малообразованный и низкоквалифицированный чужак, который приезжает в развитую страну, чтобы поправить свое материальное и социальное положение. При этом он якобы привозит и навязывает свою культуру местному обществу, не желает жить в соответствии с законами и традициями принимающего государства и интегрироваться в местное комьюнити. Такая предвзятость может иметь под собой конкретные, бытовые основания, но никоим образом не может быть оправдана с объективно-исторической точки зрения. Хотя бы в силу разнообразия мотивов для смены страны проживания и многообразия людей в принципе. Приехавшие — не зло, не катастрофа, не бедствие или вынужденная необходимость. Это ресурс развития принимающего государства. Хороший пример — поляки, массово уезжавшие из страны в XIX в. 

Эмиграцию поляков в исторических трудах принято называть Великой (пол. — Wielka emigracja). Началась она в 30-х годах XIX в. и была вызвана накалившейся политической обстановкой в стране. В 1772 г. территорию, приходившей в упадок Речи Посполитой разделили между собой три могущественных державы — Россия, Австро-Венгрия и Пруссия. В дальнейшем последовало еще два раздела (1793, 1795 гг.), которые привели к тому, что Речь Посполитая прекратила существование как независимое государство и исчезла с географических карт. Теперь это были Великое княжество Познанское (часть Пруссии), Вольный город Краков (в 1846 г. включен в состав Австрийской империи) и Царство Польское (часть Российской Империи). 29 ноября 1830 г. на отошедшей России территории началось восстание поляков, которое вошло в историю как Ноябрьское восстание (1830–1831 гг.). Оно проходило под лозунгом восстановления независимой Речи Посполитой в границах 1772 г. Восстание было подавлено, после чего началась массовая эмиграция во Францию. Среди эмигрантов были и военные, которых направил в Западную Европу Юзеф Бем, польский военачальник, полководец, один из организаторов восстания, чтобы сохранить военную силу для продолжения борьбы против захватчиков в будущем. За военными последовала и польская интеллигенция. 

Сами поляки отказывались называться эмигрантами или беженцами и именовали себя wychodźcy (от польского глагола wychodzić — уходить добровольно). Они не считали, что бегут или скрываются, они покидали захваченную родину добровольно. 

В постреволюционной Франции поляков встречали с энтузиазмом. Французы были наслышаны о богатой польской культуре, истории, искусстве и языке. Привлекал их и воинствующий патриотический дух поляков. Эмигрантов воспринимали здесь скорее как гостей, нежели чужаков, ведь французов и поляков объединяло очень многое как в культурном, так и политическом плане. Поэтому воинствующим польским патриотам, романтикам, которые были готовы на многое ради справедливости, здесь были рады. 

Во Франции в условиях свободы слова процветала польская литература, в частности, романтическая поэзия. Среди писателей и поэтов были Юлиуш Словацкий, Циприан Норвид, Зыгмунд Красинский, а также всемирно известный польский поэт, один из самых ярких представителей эпохи европейского романтизма Адам Мицкевич. Последний эмигрировал во Францию еще до начала восстания в 1829 г. Здесь в 1832 г. вышла третья часть его поэмы «Дзяды», примыкающий к нему цикл стихотворений «Отрывок» и художественно-политическое сочинение «Книги польского народа и польского пилигримства», в которых он размышляет на тему истинных идеалов свободолюбивых поляков и призывает к борьбе с узурпаторством и имперским гнетом. А в 1834 г. вышло одно из знаковых произведений европейского романтизма, эпическая поэма «Пан Тадеуш», в которой Мицкевич отразил весь быт польской деревни, культуру и традиции поляков. «Мицкевич, сосредоточив в себе дух своего народа, первый дал польской поэзии право иметь свой голос среди умственных депутатов Европы и вместе с тем дал ей возможность действовать и на нашу поэзию», — писал о поэме литературный критик Иван Киреевский.

Подогревала патриотизм поляков, находящихся в эмиграции, и музыка. Огромную роль для поддержания польского национального духа сыграл Фридерик Шопен. В 1830 г. Шопен покидает Польшу, а в дороге его застает новость о подавлении Ноябрьского восстания. В дальнейшем это окажет огромное влияние на творческую карьеру композитора: Шопен решает посвятить всю свою музыку польскому народу. Он глубоко верил, что его творчество поможет полякам поднять национальный патриотический дух и победить завоевателей. 

Поддерживать патриотический дух старались ученые и публицисты. В эмиграции издавались энциклопедические труды, целью которых было распространение знаний о Польше как среди польских эмигрантов, так и среди французов. Так, в период с 1833 по 1838 гг. был издан масштабный труд — географический словарь Польши с историческими вставками «Польша. Историко-статистически-географический словарь, составленный Энджеем Славачинским», а в 1835–1842 гг. был подготовлен и вышел труд «Польша — историческая, литературная, монументальная и живописная», отражающая вклад польской культуры в мировую цивилизацию.

Стоит понимать, что между поляками, находившимися эмиграции и преследовавшими основную цель — всеми силами способствовать освобождению Речи Посполитой от захватчиков и восстановлению государственных границ, существовавших до 1772 г., до трех разделов, существовали определенные политические разногласия. Появились демократическое, революционное и консервативно-аристократическое направления. Оппоненты часто были не согласны друг с другом, но когда дело касалось образования, представители всех указанных течений сходились во мнении о его необходимости. Поляки подозревали, что вернуться на родину в скором времени не получится, а возможно, остаться придется и навсегда. 

Так, при поддержке Комиссии национального образования во Франции начали появляться польские общеобразовательные школы. Первые такие учебные заведения открылись в Нанси и Орлеане. Позже еще одну польскую школу открыли и в Париже. 

Инициатором создания школ для юных поляков стал один из участников Ноябрьского восстания Юзеф Дверницкий, позже к нему присоединились и другие представители польской интеллигенции, военные, ученые, писатели, журналисты. В таких школах образование получили сразу несколько поколений поляков, представителей образованного прогрессивного общества. 

Ученики таких школ в обязательном порядке изучали польский язык, историю, географию и литературу, точные науки и военное дело. Также поляки должны были учить французский: после получения среднего образования, в соответствии с официальным соглашением с представителями французской системы образования, поляки поступали в местные высшие учебные заведения или шли в армию, поэтому знание языка было одним из основных требований для эмигрантов во Франции. 

Среди педагогов были представители польской интеллигенции, участвовавшие до эмиграции в тайных молодежных обществах, восстаниях, получившие высшее образование еще на родине. В частности, это был выпускник Виленского университета, врач Северин Галензовский, выпускник Варшавского университета, известный публицист Генрик Накваский. К деятельности польских школ имел отношение и Адам Мицкевич, который стал вице-президентом школьного совета, а также пытался найти финансирование для содержания польских школ.

В эмиграции полякам удалось сохранить и развить свою культуру и при этом не стать белыми воронами, чужаками в принимающей стране. Воистину «Трудные времена создают сильных людей. Сильные люди создают хорошие времена». 

Александра Близнецова