Дефицит рабочей силы, привлечение иностранной рабочей силы, организованный набор стали одной из самых обсуждаемых тем 2020–2021 гг. в контексте как общей миграционной ситуации, так и экономики РФ. Однако, если оглянуться на 160 лет назад, все это уже было в российской истории: не в первый раз страна сталкивается с тем, что некому собирать урожай, заниматься строительством, не в первый раз мы говорим о необходимости приглашать иностранные кадры…

Одним из самых главных событий второй половины XIX в., ставшим стимулом для привлечения иностранцев на заработки в Россию, стала отмена крепостного права. Европейцы, конечно, приезжали в страну и прежде, в том числе с профессиональными интересами. Это были дипломаты, медики, военные, гувернеры, а в период просвещенного абсолютизма, политики Екатерины II, проводившейся с начала 1760-х, появились и первые туристы (travellers for curiosity — путешественники из любознательности, как они сами себя называли), писатели и корреспонденты. После реформы Александра II 1861 г. ряды иностранных туристов и высококвалифицированных специалистов пополнились земледельцами и косарями. 

Несмотря на то, что отмена крепостного права — великое событие в истории России, оно несло за собой огромное количество негативных последствий, о которых Н.А. Некрасов писал так: «Порвалась цепь великая,/Порвалась — расскочилася/Одним концом по барину,/Другим по мужику!..». А Дональд Маккензи Уоллес, корреспондент The Times, после посещения России написал: «Процесс перехода все еще продолжается. Пока остается неизвестным, какого рода постоянный порядок выработается в конце концов из этого хаотического брожения» (Russia, 1877). 

Роспуск крепостных крестьян привел к тому, что земледельцы потеряли большую часть своих работников. Бывшие крепостные теперь были свободны, они могли работать реже и меньше, поэтому помещикам пришлось устраивать хозяйство по-новому, а те, кто не желал этого делать, были вынуждены отдать свои земли в государственную казну. Решать проблему недостатка кадров было необходимо в кратчайшие сроки.

Сначала поступило предложение привлечь к работам солдат, но помещики отказались от этой идеи, так как уже привыкли к труду своих крепостных и платить много новым работникам не собирались, им была нужна дешевая рабочая сила. Цены упали: если прежде косари получали в день по 1 рублю серебром, то после реформы они могли рассчитывать не более чем на 60 копеек. Такие условия были крайне непривлекательными, поэтому нанимать работников на сельские угодья приходилось из Остзейских губерний (современная Прибалтика). Мужчинам платили 60 рублей серебром и давали съестных припасов на 54 рубля 72 копейки, женщинам — 36 рублей, а продовольствия они получали на 51 рубль 69 копеек. Земля и дом предоставлялись на безвозмездной основе. 

Наиболее прогрессивным помещиком в решении проблемы дефицита работников оказался член Императорского московского общества сельского хозяйства И.Н. Шатилов, который решил привлечь к сельскохозяйственным работам на своих землях в имении в Крыму немцев. Осенью 1861 г. к нему приехала первая группа крестьян. Помещик был так доволен новыми работниками, что собрался выписать вторую группу для себя и для своего знакомого. 

Помещики, узнавшие о планах Шатилова, прочили ему неудачи и постоянные конфликты на межнациональной почве между немцами и русскими. Однако сам Шатилов утверждал, что никаких столкновений не наблюдал: 60 русских и 20 немцев спокойно работали и никаких проблем помещику не создавали.

Мода на иностранных работников быстро распространилась. В сельскохозяйственных изданиях началась рекламная кампания фирм, организующих ввоз и найм чешских, немецких, болгарских мигрантов, газеты писали о первых конторах по найму в Берлине, Бибрихе, Пассауском герцогстве. 

Несколько таких контор принадлежали прусскому подданному купцу Луи Левинсону. Он предложил помещикам заключить контракт по найму иностранных работников, который предполагал, что иностранец обязан работать на землевладельца три года, в дальнейшем договор можно было продлить. Мужчина должен был получать не менее 45 рублей, а женщина — не менее 25. Также работодатель был обязан предложить жилье и продовольствие. Сам Левинсон получал бы по 35 рублей серебром за каждого мигранта, а если, спустя три года, помещик все же решит оставить работника, то и еще по 7 рублей в год. 

Государственный совет не обошел стороной потребности помещиков и стал регулировать найм иностранных граждан. Так, 18 декабря 1861 г. были приняты и утверждены императором Александром II «Правила для найма землевладельцами иностранных рабочих и водворения сих последних в России». В соответствии с этим документом, нанимать иностранных граждан разрешалось не более чем на 12 лет, а все договоры о найме должны быть засвидетельствованы маклерами, уездными судами или мировыми посредниками. Таким образом, и помещики, и иностранные работники были как будто бы защищены. 

Проблемы с привлечением иностранной рабочей силы на вакантные места начались уже весной 1862 г. В прессе стала появляться информация о том, что многие помещики недовольны новыми работниками: иностранцы работали медленно и не так охотно, как русские, некоторые, как выяснилось, даже не имели опыта в сельскохозяйственных работах. Со временем в изданиях все чаще стали появляться новости о совсем уж вопиющих случаях. Например, о том, что работники просто отказывались от выполнения контракта или обкрадывали своих товарищей и уходили от помещика без позволения. Некоторые землевладельцы и вовсе не получали обещанных работников, хотя и своевременно отправляли в конторы необходимые оговоренные суммы. 

«Пьянство, леность, непослушание, неуменье обращаться с землей и домашней скотиной, жестокосердие в обращении с рабочими животными, величайшее нерадение к выгодам того, кто кормит их и содержит, a также и к собственным, составляет нисколько не преувеличенную характеристику этих мнимых двигателей нашего хлебопашества», — сообщал один из виленских землевладельцев. 

Причиной было то, что конторы по найму отправляли не опытных работников, а случайных людей, которые прежде и не занимались сельским хозяйством. Многие иностранцы приезжали в Россию без приглашения, пытаясь обойти закон и не связываться с конторами: они ехали наудачу, в надежде найти достойный заработок. Кого-то на работу, конечно, брали, но большинство же были не устроены. Переселенцам приходилось просто скитаться по улицам и просить милостыню. 

Но в большей степени ответственность за такое положение дел несли конторы по найму, которые, желая получить как можно больше денег в кратчайшие сроки, зачастую дезинформировали потенциальных трудовых мигрантов о том, чем им придется заниматься в России — отсюда и столько неопытных работников. 

Разочаровавшись в условиях жизни и труда и обозлившись на местных землевладельцев, иностранцы все неохотней приезжали работать в Россию. Да и обманутые русские помещики тоже начали отказываться от услуг контор по найму. 

«Нам надо самим учиться, учить детей наших, учить рабочих, привить к родной почве все рациональные познания, распространенные за границей, и тогда можно надеяться, что дела пойдут лучше», — наставлял российских дворян новороссийский помещик В.Г. Христофоров.

Прошло 160 лет, а воз и ныне там? 

Александра Близнецова