Происходящее сегодня на белорусско-польской границе пополняет список примеров неадекватного отношения к проблемам внешней миграции. Культура управления миграционными потоками, организационно-аналитическая система в общемировом масштабе не просто деградирует — не предпринимается даже попыток привести ее к норме. В результате действия государств, ответственных за дестабилизацию Ближнего Востока, лишь продолжают бесконечный мартиролог. Вынужденные переселенцы и беженцы продолжают гибнуть в лагерях сирийской провинции Идлиб, тонуть на полпути из Ливии к Лампедузе, прозябать в лагерях Греции и Турции. Про защиту их прав речь давно не идет — они превратились в инструмент политического шантажа. 

Теперь гуманитарная катастрофа грозит произойти на подступах к Польше. До крайности ситуацию доводит не столько безразличие к мигрантам, сколько отказ вникать в проблему и ее изучать. Избиение курдов, ютящихся в палатках на польском приграничье, — результат упрощенческой миграционной политики и решений времен до нашей эры, самым красочным примером которых является мексиканская затея бывшего президента США Дональда Трампа. Колоссальные затраты и нулевой результат. 

Специфику просчётов польской миграционной политики определяет научный руководитель института русско-польского сотрудничества Дмитрий Буневич. По его убеждению, Польша изначально свысока отнеслась к миграционному кризису в Европе и заняла обманчиво выгодную позицию, за что теперь расплачивается: 

«На протяжении последней декады польские политические силы, включая находящуюся у власти партию «Право и справедливость», активно вели антимусульманскую кампанию, настаивая на отказе пускать мигрантов. Для этого имелся отличный козырь — выгодное географическое положение. Польша находится вдали от главных миграционных путей в Европу и мало привлекает иностранных граждан, нацеленных на проживание в Германии и Франции. Пока их в стране не было, вести циничные разговоры о нулевой солидарности с европейскими партнерами, массово принимающими мигрантов, было легко. Никто и не думал, что в Польшу, куда выходцы из разрушенного Ирака никогда не ехали, однажды реально потянутся тысячи беженцев».

В изменившейся обстановке, однако, польские власти не могут позволить себе поменять риторику. Они оказались заложниками собственного популизма, результатом чего стал создавшийся тупик и полное игнорирование не просто европейских, но элементарных человеческих ценностей. 

Польские события могут послужить наглядным уроком для российских политиков, особенно для тех, кто любит радикально критиковать миграционный курс государства, требуя полностью пресечь въезд иностранных рабочих из центральноазиатских республик. Отгораживаться таким образом от проблемы — признак близорукости, ведь, как показывает польская практика, если не умеешь управлять миграционными потоками, то получаешь внезапный хаос на границах своей страны. 

Нельзя упускать из вида и фактор гибридной войны. Поддаваясь национальному эгоизму и оставляя на произвол судьбы проблему мигрантов, мы сами передаем в руки внешним силам инструмент, который легко можно использовать как рычаг давления на Россию. 

Польша не может решить проблему с устройством 4 тыс. человек, тогда как масштабы внешней миграции в Россию — несколько миллионов человек в год. С этими потоками необходимо постоянно работать, совершенствовать модель управления с учетом не только потребностей внутреннего рынка труда, но и геополитических задач. Развивающийся сегодня организованный набор трудовых мигрантов из Узбекистана — именно такая модель. В ее основе лежат квалификационные, образовательные, медицинские требования, исполнение которых направляет миграцию в цивилизованное русло.

Как считает Дмитрий Буневич, это оптимальный вариант: «Дело не в том, что Россия из чистого альтруизма помогает Узбекистану или Таджикистану, привлекает эти страны к нашим интеграционным проектам. Это базовая цель любого государства — способствовать улучшению социально-экономического климата в соседних странах, поддержанию в них политической стабильности и предсказуемости. Разумная трудовая миграция при таком сценарии — это один из элементов взаимовыгодного партнерства».

Переворот в Афганистане лишний раз подтверждает, что Центральная Азия, как экономически и социально неблагополучный регион, подвержена нестабильности, и в случае очередного кризиса Россия столкнется с притоком уже не мигрантов, а беженцев, т. е. тех, кому нечего терять в безвыходном положении. Встретят эти люди на границах РФ армию и бронетехнику или нормально действующую систему, которая способна цивилизованно их принять, зависит от того, в каком направлении продолжит развиваться миграционный курс сегодня. 

Дмитрий Смирнов