С арабского «система кафала» дословно переводится как «спонсорская система». Первоначально в исламской юриспруденции она относилась только к усыновлению детей. При такой системе спонсор покрывает расходы на содержание и проживание спонсируемого ребенка, но при этом он считается чужим для своих братьев и сестер, а также обладает меньшими правами, чем они. Например, не может претендовать на наследство, называться по имени отца и называть родителей «мама» и «папа».

Но в конце XX в. первоначальная исламская система была расширена и стала включать еще и систему найма работников-мигрантов в арабских государствах и странах Персидского залива (Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, Бахрейн, Ливан и т. д.).

Кафала требует, чтобы все низкоквалифицированные рабочие имели в стране спонсора — обычно их работодателя, который несет за них материальную и юридическую ответственность. На деле же рабочие-мигранты отказываются от большинства своих прав взамен на контракт с работодателем, что создает возможность — широко используемую — для злоупотреблений.

Дело в том, что, въехав в страну по приглашению, иностранный рабочий чаще всего не сможет сменить своего работодателя или выехать из государства, предварительно не заручившись письменным разрешением своего так называемого спонсора, который берет на себя все расходы по въезду мигранта в страну, включая билеты, визу и медицинскую страховку. Большинству мигрантов затем потребуется отработать эти деньги тяжелым физическим трудом. Например, по данным «Московского монитора», в ОАЭ сумма такого долга может составлять порядка $3000. Если учесть, что заработная плата иностранного рабочего в одной из самых богатых стран мира составляет всего $150–300 в месяц при 60-часовой рабочей неделе, то нетрудно подсчитать, что практически в рабском положении они могут пробыть не менее двух–трех лет, живя нередко в бараках, в отсеках по 5–6 человек.

Работа, которую выполняют мигранты, низкоквалифицированная, им приходится трудиться под палящим солнцем около 10–12 часов в день. Неудивительно, что периодически мигранты в ОАЭ проводят протестные выступления, на которых требуют соблюдения своих прав и улучшения условий труда. Одно из самых известных подобных выступлений произошло 21 марта 2006 г. на строительной площадке самого высокого здания в мире — Бурдж-Халифа. Над его возведением трудились 7500 рабочих из Южной и Восточной Азии. В один из дней, когда за строителями не приехал вовремя автобус, 2500 мигрантов спровоцировали беспорядки, нанеся значительный ущерб своему работодателю. Впоследствии почти всех участников бунта депортировали.

Фото: © MEDIA-MIG/Михаил Жеглов

Правозащитные организации не раз высказывались против кафалы, квалифицируя ее как рабскую. Так, в октябре 2014 г. неправительственная организация Human Rights Watch (HRW) подсчитала, что в ОАЭ насчитывалось 146000 женщин-мигрантов, работающих в качестве домашней прислуги. В интервью с 99 из них выяснилось, что женщины неоднократно сталкивались с различного рода нарушениями: у них были отобраны паспорта, им в полной мере не выплачивалась заработная плата, многие жаловались на тяжелые условия проживания, а четверть заявили о сексуальном и физическом насилии. HRW раскритиковала правительство ОАЭ за неспособность защитить права домашних работников.

Правозащитники систематически критикуют власти Саудовской Аравии. Здесь также не спешат отказываться от как бы спонсорской системы. Обусловлено это не только нехваткой низкоквалифицированных рабочих на стройках страны, но и спецификой общества. Дело в том, что до последнего времени женщины в Саудовской Аравии не работали, и те сферы, где обычно требуется женский труд, занимали мигрантки из Шри-Ланки и с Филиппин. Неудивительно, что со временем мигранты составили едва ли не большую часть саудовских наемных рабочих.

По данным портала countrymeters.info, на 2021 г. население страны составляет более 35 млн человек, из них 13 млн — это мигранты, в основном из стран Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии, а также Африки.

Только в 2020 г. в страну на заработки приехало почти 200000 человек. И это несмотря на кабальные условия. В 2008 г. организация HRW так описывала систему найма мигрантов в Саудовской Аравии: «Работодатель берет на себя ответственность за наемного рабочего-мигранта, он дает разрешение на въезд работника в страну, а также он должен дать свое согласие, если сотрудник захотел сменить работу или вернуться домой». Такая ситуация дает неограниченный контроль работодателю над иностранцем. Бывали случаи, когда наниматели удерживали своих работников против их воли, не давая им разрешение на выезд из страны. В особенно тяжелой ситуации находится прислуга, которая годами может терпеть физическое и сексуальное насилие от своего нанимателя. Иногда это приводит к печальным последствиям. Один из последних примеров, когда в 2019 г. в Саудовской Аравии казнили 39-летнюю филиппинку, которая не выдержала издевательств своего работодателя и убила его. До этого была казнена уроженка Индонезии, она тоже убила своего хозяина за то, что тот пытался ее изнасиловать. В двух этих случаях правительство страны сообщило о казнях постфактум.

Как писало в свою очередь «Военное обозрение», с 2014 г. в стране практически постоянно имеют место выступления пакистанских рабочих. С 2012-го по 2014 г. из страны были высланы 245 тыс. граждан Пакистана — это нелегальные мигранты и люди, которых власти подозревают в терроризме. Также в 2017 г. власти, чтобы избежать протестов среди мигрантов, решили выдворить из страны 5 млн нелегалов.

Первой страной в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива, которая начала задумываться об упразднении системы кафала, стал Бахрейн. В августе 2009 г. там было создано Управление по регулированию рынка труда, которое должно было стать главным регулятором отношений с трудовыми мигрантами.

Однако ситуацию в стране это изменило мало: иностранные рабочие не зависели больше в своих перемещениях от работодателя, но чтобы сменить место работы, им необходимо отработать год на своего нанимателя и за три месяца до увольнения уведомить его о своем решении.

Катар решиться на пересмотр системы кафала заставили обстоятельства. Дело в том, что в 2022 г. в стране пройдет финальная часть Чемпионата мира по футболу. В 2014 г. Amnesty International остро раскритиковала положение в сфере защиты прав иностранных рабочих в Катаре, а FIFA настоятельно потребовала от эмирата принять меры для улучшения положения иностранных рабочих, занятых на строительстве объектов для проведения мундиаля. В итоге в декабре 2016 г. в стране были предприняты первые шаги в этом направлении. В Катаре начала действовать новая контрактная система, которая закрепляет право сотрудника на смену работы и отменяет выездные визы. Более того, в октябре 2017 г. Министерство труда страны пересмотрело свое законодательство и расширило права иностранных работников. Теперь все временные документы для нахождения в стране они должны были получать через государственные службы. Для решения конфликтных ситуаций между работодателем и трудовыми мигрантами будут созданы специальные комиссии, также новый закон устанавливает минимальную оплату труда для иностранных рабочих.

Оксана Зайчукова