07  Октября  2022,  Пятница
Образование / Есть профессия — будет адаптация
Есть профессия — будет адаптация

Специальные навыки плюс владение русским языком — залог того, что трудовой мигрант быстро встроится в российское общество.

22 февраля 2022Игорь Ленский
Фото: © РИА-Новости / Павел Лисицын

Что такое Ворлдскиллс Россия, и как проходит образовательная программа  для мигрантов из Узбекистана.

Мигранты России нужны, но они должны знать русский язык, культуру и законы РФ, а также обладать навыками в одной из востребованных профессий, запрос на которую есть со стороны индустрии. Об этом говорят в высшем политическом руководстве РФ. Однако само собой ничего не происходит: чтобы увидеть результат, нужно приложить усилия. Этим как раз и занимается АНО "Агентство развития профессионального мастерства (Ворлдскиллс Россия)" совместно с Министерством занятости и трудовых отношений Республики Узбекистан и РУДН. Они разработали и реализовали уникальную программу по обучению граждан Узбекистана.

Взаимодействие с республикой началось еще в 2019 году: тогда коллеги приехали на Международный чемпионат по профессиональному мастерству WorldSkills в Казани. Более 1,3 тыс. молодых профессионалов пытались добиться звания лучших в 56 категориях. Среди них сфера услуг, строительство, производство, инженерные технологии. Праздник закончился, но стремление к сотрудничеству только окрепло. Представителям Узбекистана стало понятно, что это не просто соревнование, а отличная система подготовки квалифицированных кадров и развития рынка труда. Да и со стороны российских работодателей потребность в квалифицированных работниках насущная. Так родился проект обучения и переподготовки граждан Узбекистана, который работает на рынке уже полтора года. Учебный процесс идет как в самой республике, так и в нескольких городах России. Заместитель директора Ворлдскиллс Россия по международной деятельности Алина Досканова рассказала в эксклюзивном интервью MEDIA-MIG, как проходит обучение, какие сложности возникают, удалось ли добиться желаемого результата.

Полтора года — это не так много, но и не мало. Чего удалось достичь за это время?

В 2020 году мы реализовывали проект в пяти пилотных регионах, сейчас их стало семь. Среди них Москва, Санкт-Петербург, Казань, Новосибирск, Самара. За все время у нас прошли обучение около семисот граждан Узбекистана, которые получили свидетельства государственного образца о повышении квалификации и скиллс-паспорта, где отражено, какими именно навыками владеет человек. Т.е. это не просто оценка «3» или «4». Работодатель сразу видит, что тот или иной сотрудник умеет делать на практике, а что — нет. Кроме этого, у нас идет социальная адаптация людей. Учебные программы включают получение навыков, а также аспекты культуры труда, что повышает и его производительность. У работника улучшается коммуникация, мигрант понимает, как нужно общаться с руководителями, правильно заполнять документы, он начинает понимать принципы организации рабочего места. В этом заключается дополнительная ценность наших программ.

В правительстве как раз говорят о том, что главное для мигранта — это адаптация в новой стране. Вы и этому способствуете?

Да. Наша программа способствует не только соблюдению требований по охране труда и адаптации к профессиональной среде, но и приобретению других навыков, которые знакомы нам с вами, но неочевидны для мигрантов. Например, соблюдение техники безопасности на стройке, необходимость надевать спецодежду перед началом работ, пользоваться средствами индивидуальной защиты. Если человек никогда с этим не сталкивался, для него все в новинку. Таким вещам тоже нужно учить.

Вы обучаете слушателей как в России, так и в Узбекистане. Эти программы чем-то различаются?

Те программы, которые мы проводим в Узбекистане, также ориентированы на российский рынок труда. Поэтому мы стараемся, чтобы наше обучение проходило везде одинаково. Мы разрабатываем программы с учетом потребностей работодателя: нам говорят, какие специалисты нужны и какие к ним предъявляются требования. И мы максимально стремимся готовить слушателей для работы в конкретной компании.

 Сколько времени занимает обучение?

Есть программы на 72 и 144 часов. Короткие программы — это дополнительная профессиональная подготовка. Они ориентированы на граждан, которые уже имеют базовую специализацию. А 144-часовые программы являются основой профессионального обучения и подходят для тех, кто только пришел в профессию. В первом случае человек обучается прямо на площадке без отрыва от производства: он работает и одновременно повышает свои навыки по выбранной специальности. Такая система характерна для строительства. В другом варианте речь идет о получении новой специальности. Мигрант, условно говоря, мог быть дворником, а после нашего курса стать электромонтером.

И какие программы пользуются наибольшей популярностью: короткие или длинные?

Тут интересный момент: если мигрант находятся на территории Российской Федерации, то ему важно обучаться без отрыва от работы, и здесь популярны более короткие программы. Если у человека не было никакого образования, связанного с профессиональной деятельностью, но он готов его получить, то тогда, конечно, 144 часа. Понятно, что мы берем группу по 10–20 человек, но при этом сохраняется индивидуальный подход к каждому слушателю.

Какие профессии среди слушателей оказались наиболее востребованы?

Прежде всего, это строительство. Как ни странно, пользуется популярностью работа в сфере ЖКХ. Очень много запросов у нас на электромонтажников. Мы думали, что будут востребованы курсы сварщиков, на рынке такие специалисты нужны, но оказалось сложно найти людей, готовых обучаться этому на протяжении долгого времени. В Казани многие повышают квалификацию в туристическом секторе, а в Петербурге появился большой запрос на сотрудников рыбоперерабатывающей отрасли.

Насколько работодатели довольны теми кадрами, которые вы им поставляете?

У нас есть направление «Демонстрационный экзамен». Это независимая оценка компетенций, где выпускники на практике показывают, чему они научились. Важно также и то, что работодатель участвует и в разработке программы, и в оценке полученных навыков. В одной компании, связанной со строительными работами, обучалась целая бригада, и они сдавали экзамен прямо на рабочем месте. Там в процессе обучения выяснилось, что узбеки не понимали, почему они допускали брак арматуры, как это высчитывалось из их зарплаты и сколько денег работодатель тратил на переделки. Когда задачу объясняешь еще и в терминах экономики, повышается и производительность, и качество работы.

Как можно стать слушателем ваших программ, что для этого нужно?

Люди к нам попадают либо по рекомендации Агентства внешней трудовой миграции Узбекистана, либо приходят по линии партнерской сети взаимодействия с работодателями. Третий вариант — кто-то из открытых источников узнает информацию. У нас были такие случаи, когда гражданин Узбекистана приобретает с нашей помощью одну профессию, потом снова приходит с целью переквалифицироваться. Он реально приобретает навыки, которые раньше получить не мог. Требования к участникам связаны с нормативными документами. Человек должен самостоятельно заполнить анкету на русском языке, т. е. он хотя бы минимально должен им владеть. Кстати, еще один важный момент: многие приходят, чтобы обучиться терминологии на русском языке. Если мигрант знает язык на бытовом, а не на профессиональном уровне, то наши курсы — очень хорошая возможность повысить свою языковую грамотность.

В одном из интервью Вы говорили, что это уникальный проект. Получается, Вы были первыми. А первыми всегда быть непросто. С какими сложностями пришлось столкнуться?

Мы попадаем в классические сложности, когда работодатель просит одно, а учебное заведение готовит совсем других специалистов. Поэтому нужно изначально договориться, чему учить. Еще одна важная задача, когда мы говорим про обучение в процессе работы — умение составлять индивидуальные графики, чтобы руководитель был готов выделять 2 часа утром и 2 часа вечером на образовательный процесс. Наконец, важно чтобы сами студенты были заинтересованы и понимали, для чего им все это нужно, здесь вопрос мотивации.

Несмотря на сложности, вам многого удалось достичь. Впереди, как я понимаю, еще более масштабные цели. Что планируете сделать в 2022 году?

Прежде всего, мы хотим расширить охват по странам. У нас есть запросы из Киргизии и Таджикистана. Мы будем масштабировать пилотный проект с Узбекистаном на другие страны и регионы. Прежде всего, мы планируем отталкиваться от рабочих мест и от запросов работодателей. Потому что очень важно каждого выпускника трудоустроить. Тогда работник получает больше денег, качество его жизни улучшается, с другой стороны, растет уровень его услуг или работы, от этого выигрываем мы, потребители. У работодателей повышается производительность, уменьшается количество брака. Наконец, улучшается экономика той страны, куда трудовой мигрант отправляет значительную часть своего дохода. В выигрыше оказываются все.

Подписывайтесь на наш канал в Дзен и Телеграмм.
Нашли ошибку в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter