Лето — традиционная горячая пора для сельскохозяйственных работ. Однако в этом году, как и в 2020-м, большинство фермерских хозяйств столкнулись с нехваткой иностранной рабочей силы. Связано это и с пандемийными ограничениями, и с высокой стоимостью авиабилетов, и с закрытием границ с рядом стран. В итоге многим аграриям пришлось сокращать свои посевные площади, что скажется на конечном росте цен на продукцию. Корреспондент MEDIA-MIG обсудила проблему с генеральным директором «Ягодного союза» России Ириной Козий.

— Ирина Юрьевна, можно ли уже подводить итоги ягодного сезона? Насколько он выдался урожайным в этом году?

— Подводить итоги текущего сезона ягод пока рано. Российские производители собирают урожай ягод до октября–ноября. До конца сезона еще возможно влияние многих факторов.

На данном этапе можно сказать, что текущий сезон, хотя и оказался сложным для многих участников ягодной отрасли, в целом оказался лучше, чем сезон 2020 г.

В этом году многие производители ягод также столкнулись с неблагоприятными погодными условиями — наводнениями, градом, высокими температурами и т. д., но такие природные неприятности носили локальный характер. И хотя ущерб от них в некоторых хозяйствах оказался очень велик, ситуация в отрасли в целом достаточно благоприятная.

— Ощущается ли в вашем сегменте нехватка рабочей силы?

— Отдельно стоит отметить, что многим производителям в текущем сезоне все же удалось в той или иной степени решить вопрос с привлечением сезонных рабочих и обеспечить сбор урожая, хоть как-то решив проблему, нанесшую столь значительный ущерб отрасли в прошлом сезоне.

Во многих случаях производителям не удалось пригласить опытных специалистов по сбору урожая, ранее приезжавших в хозяйства ежегодно, например, в ряде хозяйств вместо работников из Узбекистана сейчас собирают ягоду сезонные рабочие из Таджикистана, из других стран или регионов России. Отсутствие опытных сборщиков сказывается на качестве урожая,

но все же в этом сезоне столь значительная часть выращенной ягоды уже не пропадет на плантациях, как это случилось годом ранее.

Можно ли вообще в российских реалиях заменить трудовых мигрантов?

— Обеспечить все сезонные работы ягодной отрасли, не привлекая жителей других стран, невозможно. В большинстве случаев ягодные плантации расположены достаточно далеко от крупных населенных пунктов, а в сельской местности число активных жителей, заинтересованных в сезонной работе, крайне мало. К тому же сезон сбора ягод обычно совпадает со временем собственных работ в личных хозяйствах деревенских жителей.

При этом для сбора урожая с 1 га ягодной плантации требуется около 20 человек, если хозяйство насчитывает хотя бы несколько десятков гектаров, для сбора урожая требуются сотни людей и найти сотрудников на месте просто невозможно.

Если возвращаться к истории садоводства и овощеводства в нашей стране, то можно вспомнить, как «на картошку» и на прочие сезонные работы в колхозы направлялись студенты, школьники, преподаватели, ученые, военные и т. д. В условиях современного мира и уровня развития сельского хозяйства такие методы уже неприменимы. Во-первых, сейчас принудительный труд неприемлем с точки зрения морали, во-вторых, качество такого труда крайне низкое, а современное ягодоводческое хозяйство — это высокотехнологичный комплекс, где не могут эффективно работать случайные, неподготовленные и необученные сотрудники. Исходя из мирового опыта, привлечение иностранных сезонных рабочих в тех отраслях сельского хозяйства, где на текущем уровне развития технологий невозможна механизация, является наиболее широко применяемым решением.

— Какие регионы больше всего пострадали от нехватки рабочей силы и почему?

— От нехватки рабочей силы в связи с закрытием границ для въезда сезонных рабочих больше всего пострадали хозяйства, расположенные в центральных регионах России, в частности, это Московская, Липецкая, Воронежская, Тульская, Тамбовская области. На этих территориях численность сельских жителей очень мала, опыт работы в сельском хозяйстве давно потерян, при этом именно здесь востребованы крупные производители ягод, так как в центральной части страны сосредоточены крупные города, жители которых не выращивают ягоды сами, но имеют достаточно высокий доход, чтобы их покупать. Именно здесь, если качественно собрать ягоды хозяйствам не удается из-за отсутствия или низкого профессионализма сборщиков, место местной ягоды на полках магазинов занимает импортная продукция.

— В апреле Россия открыла границы с Узбекистаном и Таджикистаном, в последнее время было увеличено количество авиарейсов. На Ваш взгляд, почему это не помогло решить проблему с нехваткой рабочей силы?

— Ввоз сотрудников только авиарейсами крайне затратен в финансовом плане. Стоимость перелета в одну сторону из Узбекистана или Таджикистана для одного человека составляет от 40 до 90 тыс. руб. в зависимости от даты прибытия. До прошлого года затраты хозяйства на транспортировку автобусом одного сезонного рабочего в Россию и обратно составляли примерно 5–6 тыс. руб. При этом дополнительные расходы ложатся на себестоимость продукции и в итоге оказываются значимым фактором роста цены ягод для потребителей.

— На Ваш взгляд, что сегодня нужно сделать российским властям, чтобы все же решить сложившуюся проблему с нехваткой рабочей силы? 

— Для обеспечения как производителей ягод, так и других участников сельскохозяйственной отрасли сезонными сотрудниками необходимо вернуться к практике обеспечения въезда таких рабочих автомобильным и железнодорожным транспортом, а также снять запрет на въезд сотрудников из других стран, помимо Таджикистана и Узбекистана. В текущей ситуации частично приоткрывшаяся возможность для организации въезда сотрудников слегка упрощает ситуацию в отрасли, но при этом ведет к значительным финансовым потерям производителей, а значит, к удорожанию продукции для потребителей, а также способствует развитию всевозможных «серых» схем въезда сезонных рабочих в страну, что ведет к расширению коррупции со стороны всевозможных проверяющих мигрантов органов.

— В связи с COVID-19 предпринимаются ли в вашей отрасли какие-то меры: тестирование или вакцинация трудовых мигрантов?

— Конечно же, производители ягод, а также другие сельскохозяйственные организации стараются обеспечивать все возможные противоэпидемиологические меры в отношении своих сотрудников, организуют карантин для вновь прибывших, готовы проводить тестирование и вакцинацию работников. Ведь каждый руководитель хозяйства крайне заинтересован в том, чтобы сезонные рабочие были здоровыми, находились в хорошей физической форме, были готовы и заинтересованы в продуктивной работе.

Оксана Зайчукова