Решение задач по развитию Дальнего Востока и Арктики, поставленных на Восточном экономическом форуме (ВЭФ-2021), требует привлечения большого количества трудовых ресурсов. Значимость этих задач подчеркнул, выступая на пленарном заседании Форума, президент РФ Владимир Путин: «Россия будет формировать на Дальнем Востоке центр притяжения капитала и экономики, создавать пространство возможностей для граждан и бизнеса». И вопрос о трудовых ресурсах для «опережающего развития Дальнего Востока», которое глава государства обозначил как долгосрочный приоритет, неоднократно звучал на площадке ВЭФ-2021.

Первый заместитель министра строительства и ЖКХ РФ Никита Стасишин отметил: «Долгое время есть спрос, а предложения не появляются. Почему рынок труда не реагирует даже на повышение зарплаты в отрасли в среднем на 20%? У нас почему-то (молодым людям) объясняют, что менеджером быть лучше, чем работать на стройке, и пока мы этот тренд не переломим, ничего не изменится. 

Поэтому у нас и появилось так много мигрантов, которые работали по всем возможным и невозможным строительным профессиям, не обладая достаточными навыками. 

В настоящее время, несмотря на пандемию, объемы производства увеличиваются, растет запрос на квалифицированные кадры, даже не с высшим образованием, а со средним специальным. Проблема (дефицита) квалифицированных кадров есть по всей стране. Запрос колоссален. Нам нужно оптимизировать процессы, это означает, что мы сможем строить больше с меньшими затратами». 

Исследования в других странах говорят о том, что роль играют именно условия труда в самом широком смысле слова, а не просто обсуждаемая сейчас «доплата за пыльность», отметила проректор НИУ ВШЭ, доктор экономических наук Лилия Овчарова. Эту мысль продолжил гендиректор угледобывающей компании «Колмар» Артем Левин, на своем опыте испытавший, насколько мешает «пыльность» привлекать и сохранять рабочие кадры. Как рассказал Артем Левин, угольной компании в связи с запуском двух объектов за четыре года пришлось привлекать персонал. Создали в разных уголках нашей страны и стран СНГ кадровые агентства, подключились к программе «Трудовая мобильность», завезли 2000 мигрантов из Луганска и Донецка. Шахты «Колмара», по словам гендиректора, не только соответствуют мировым стандартам, но и превосходят их во многих отношениях — все цифровизовано, оборудовано по последнему слову техники. Но люди все равно увольняются. Например, из-за того, что им страшно заболеть, потому что местные поликлиники лишь на 50% укомплектованы персоналом. Молодые люди уезжают учиться и не возвращаются, потому что в небольшом шахтерском городе им просто нечем заполнить часы досуга. И это общие проблемы как для местных жителей, так и для мигрантов. И никакими премиальными ее не решить.

Профессор Лилия Овчарова обратила внимание на то, что 

сегодня на рынке выигрывают те компании, которые вкладываются в образование. Низкооплачиваемый и неквалифицированный труд перестал быть конкурентным преимуществом. В развитых странах инвестируют в программы переподготовки кадров в 10 раз больше, чем в России. 

«Россия в осознании этих трендов отстала лет на 20, — считает Лилия Овчарова. — Надежда на низкоквалифицированный труд в большом количестве у стран-конкурентов отпала давно. Россия является мировым лидером по привлечению трудовых мигрантов. Более того, наши трудовые мигранты приезжали все время не благодаря усилиям корпораций, не благодаря усилиям государства и, надо отметить, что ехали культурно близкие нам люди. Поэтому сложилось такое впечатление, что не нужно заниматься селективным отбором мигрантов. Большинство мигрантов у нас 20 лет назад были людьми русскоговорящими, культурно близкими, с хорошим образованием, и мы стали воспринимать это как должное. Сейчас едут мигранты, которые не знают русского языка, не жили в Советском Союзе. И мы с вами, особенно те, кто привлекает мигрантов, видим, как поменялся состав после пандемии. Те, кто уехали, и те, кто приехали, очень различаются по подготовке». 

Эксперт убеждена, что один из камней преткновения — отсутствие в странах проживания мигрантов специальных программ подготовки их к переезду в Россию и отсутствие селективных программ: сейчас селекция работает так, что лучшие мигранты едут во Францию, США и Германию, теперь уже по привлекательности и азиатские страны опережают нас. Так что возможности просто надеяться на то, что квалифицированная рабочая сила в низкооплачиваемом сегменте труда будет падать с неба, у России больше нет. 

Светлана Зайцева