Салипа Кыдыралиева давно привыкла, что подопечные называют ее русским именем Соня. Бабушкам и дедушкам, за которыми она ухаживает, так проще запомнить, а для нее главное, чтобы им было хорошо. Соня – сиделка со стажем. За 13 лет в этой сфере в ее заботливых руках побывали 70 стариков.

– Каждый остался в моем сердце, про каждого – только теплые воспоминания. Закрываю глаза и вижу их лица. Нет такого подопечного, которого я могу выделить с хорошей или плохой стороны, нет того, которого я забыла. Мы поддерживаем связь с их семьями, даже потом. Сейчас я уже год работаю с Любовью Васильевной. Наряжали елку к Новому году, а она мне говорит: «Мы с тобой уже второй раз украшаем вместе дом». И правда, я впервые пришла как раз перед Новым годом, – вспоминает Салипа.

Она может долго говорить о «своих» бабушках и дедушках, об их привычках. Они с ней делятся историями из жизни, она рассказывает им о Кыргызстане, его культуре.

Нынешней подопечной Сони Любови Васильевне 95 лет, она не может ходить, и сиделка стала для нее не только главной помощницей, но и единственным другом и собеседником на время карантина. Остальных людей, даже родную внучку Любови Васильевны, а также соцработников, Кадыралиева в дом пускать отказывалась – боялась, что бабушку заразят коронавирусом.

Как во всякой семье, мы с Соней иногда ругаемся, иногда спорим, но она у меня очень заботливая и добрая, – рассказывает Любовь Васильевна.
Салипа с семьей приехала в Россию в 2006 году. Встретил их суровый северный Сургут. Привыкшие к мягкой зиме и солнечным дням кыргызстанцы выдержали недолго и вскоре решили перебраться туда, где потеплее – в Москву. В столице уже работала сестра Салипы. Она и посоветовала ей устроиться сиделкой и даже передала первых подопечных — пожилую супружескую пару.

Первое время было очень трудно. Старики же, знаете, какие: могут капризничать, расстроиться из-за какой-нибудь новости и долго переживать, иногда отказываются исполнять предписания врачей. К каждому нужно найти подход: поговорить, утешить, где-то нужно промолчать. Кыргызам с детства прививают трепетное отношение к пожилым людям. Мне это помогло. Сложности были не только в работе. Трудно оказаться в чужой стране, где ты никого не знаешь, одинок, не понимаешь многих вещей. Теперь стало намного проще, возможно, я просто привыкла, – продолжила Салипа.

Языковой барьер стал еще одной проблемой для Кадыралиевой: страшно ошибиться, страшно спросить и не понять ответа. Женщина окончила на родине кыргызскую школу и русский для нее был лишь иностранным языком.

– Мне очень повезло с моими первыми подопечными. Я попала в прекрасную семью: муж –военный, жена – учитель русского языка. Она и научила меня правильно говорить, объясняла значение слов. Если раньше я говорила только простыми короткими предложениями, то теперь использую развернутые фразы, могу читать литературу на русском. Я им до сих пор очень благодарна, – продолжает рассказ Соня.

На самом деле, Салипе, действительно повезло. В Москве трудовому мигранту непросто найти поддержку, поэтому соотечественники стараются держаться вместе и помогать друг другу в сложных ситуациях.
– Многие женщины из Кыргызстана работают сиделками. У нас есть даже собственная группа в WhatsApp, там мы болтаем, делимся контактами, помогаем. Например, если мне нужны подешевле памперсы для взрослых, девочки помогут.

За годы в Москве у Салипы выросли дети, появились внуки: сын живет и работает в Омске, дочь – в Бишкеке. Она частенько приезжает в Москву, чтобы погостить и заработать, но всегда возвращается в Кыргызстан. «Ей на месте не сидится», – улыбается Салипа.

Женщина говорит, что теперь у нее два дома, два родных очага и сердце пополам – одна его часть в России, вторая навсегда осталась в Кыргызстане.

Мы каждый год приезжаем на все лето домой. У нас там небольшой бизнес, а теперь и дом. Недавно посидели, подумали и решили, что будем строить. Так что у нас теперь два дома: один в Подмосковье, а второй в Кыргызстане, – заключила Салипа.

Беседовала: Мария Вавилова 

Фото: Салипа Кадыралиева