Мало кто знает, что практически весь штат монтажников декораций на «Мосфильме» составляют граждане Кыргызстана. Именно они собирают и монтируют интерьеры, которые зрители видят в кадре, а еще выполняют множество мелких поручений на съемочной площадке. Об особенностях съемочного процесса изданию «Медиа-Миг» рассказал Бакыт Басарбек, который своими глазами увидел «изнанку» съемочного процесса таких проектов, как «Доктор Рихтер» и «Демон революции».

– Никаких особых причин уезжать у меня не было. Просто хотелось посмотреть мир. Выбор у меня был между Москвой и Сахалином. Конечно, я выбрал Москву. Я хотел работать по специальности, то есть журналистом, но в редакциях, куда я приходил, мне предлагали заниматься поиском рекламы и «холодными» звонками. Честно говоря, это не совсем мое и я отказался. Но надо было на что-то жить, платить за жилье. Тогда я позвонил своему другу детства, с которым мы жили в одном дворе. Он ставил декорации на «Мосфильме» и пригласил меня к себе. Сначала это была просто подработка. За один день платили 1500 рублей. А потом меня пригласили работать в проекте «Доктор Рихтер». Было интересно наблюдать за съемками. Оказывается, это очень долгий и нудный процесс. На экране все смотрится легко, а на самом деле один диалог могут снимать целый день: снимают с разных ракурсов, переставляют свет, настраивают оборудование. Зато интересно было увидеть актеров, которых раньше я видел только по телевизору. Например, Алексей Серебряков, который играл доктора Рихтера, оказался очень спокойным, даже суровым мужиком. Но он нормальный. Когда был перерыв, уходил в сторонку и тихо «сидел» в телефоне, пока его опять не позовут на съемки. Михаил Пореченков очень нравился всем нашим мигрантам. Когда просили с ним сфотографироваться, он никогда не отказывал. Да еще сам обнимал, протягивал руку. Все это делал с улыбкой и теплотой, – вспоминает Бакыт.

А вот Анна Михалкова, которая играла в сериале роль главного врача больницы, показалась мигрантам капризной и немного высокомерной.

– Чуть позже меня позвали поработать на съемках «Демона революции». Там я увидел игру Евгения Миронова и был впечатлен до глубины души! Особенно мне запомнился момент, когда его герой Владимир Ленин читал стихи. Меня поразила эта сцена.

Что касается Федора Бондарчука, он нашим ребятам вообще не понравился. Один наш парень его сфотографировал, а Бондарчук подбежал и начал на него кричать: «Удали фото!». У парня от испуга тряслись руки, когда он удалял это видео, а актер еще проверил, действительно ли тот удалил фото. Другие артисты в основном легко соглашались фотографироваться, делали селфи или со стороны, а этот ни в какую не соглашался. Он приходил всегда как будто очень уставший, какая-то куртка накинута поверх чуть ли не домашней одежды. По крайней мере, складывалось такое впечатление. Запомнилось, как я познакомился с режиссером Владимиром Хотиненко. Я подошел к нему в курилке и сказал, что мне очень нравится его фильм «Мусульманин». Он мне рассказал, что для роли в этом фильме Евгений Миронов ходил в мечеть и чуть ли не жил там, выучил молитвы. Я тогда еще больше зауважал актера, – продолжил Бакыт.

Отдельной проблемой стало решение бытовых сложностей. Москва оказалась сосем не такой гостеприимной, а близкое общение с соотечественниками надолго осталось в памяти.

– По приезде в Москву меня встретили родственники. Через месяц приехала жена и мы стали подыскивать себе жилье. Снять отдельную квартиру мы не могли – слишком дорого, решили найти комнату с подселением. Цена нас устраивала – около 12–15 тысяч рублей в месяц. Я обзвонил не менее 50 объявлений, но как только собеседник узнавал, что я из Бишкека, мне отказывали или просили перезвонить через 5–10 минут, а когда опять брали трубку, говорили, что квартиру уже сдали. Одним словом, пришлось снимать комнату у своих же кыргызов, других вариантов просто не осталось, – рассказывает Бакыт.

Как правило, мигранты снимают койко-место в обычных квартирах. Там может жить по 20-30 человек одновременно. Каждый платит по 5 тысяч рублей так называемому владельцу квартиры. Настоящего хозяина жилья никто из постояльцев не видит, деньги отдают соотечественнику, который тоже снимает недвижимость у кого-то другого. В таких квартирах существуют свои правила общежития – не пользоваться электричеством после 22.00, не занимать надолго душ и туалет.

– Мы с женой сменили шесть или семь таких квартир и, честно говоря, хоть я сам кыргыз, соотечественники оставили не самое лучшее впечатление. Соседи частенько воровали еду из холодильника, однажды, пока нас не было дома, у жены из сумки украли вещи. Как жителя Бишкека меня это все обескураживало. Я не мог привыкнуть к очередям в туалет и в душ, к тесноте и в целом к такому образу жизни. Приходилось ругаться и менять квартиры, – продолжает Бакыт.

Спустя почти год проживания в Москве, он решил вернуться домой, в Бишкек.

– Однажды соседка по квартире спросила: «Бакыт, а зачем вы сюда приехали? Вот у нас в Ошской области нет работы, нет денег, чтобы кормить детей. А что вы здесь забыли?». Я посидел, подумал и не нашел ответа на ее вопрос. В Бишкеке у меня есть дом, работа, друзья. Вскоре мы с женой вернулись домой. Но месяцы, проведенные в Москве, меня многому научили. Раньше я был бишкекским мальчиком, который жил на всем готовом, мне не был чужд снобизм столичного жителя, и в этом смысле Москва меня отрезвила, – говорит Бакыт.

Сейчас Бакыт Басарбек является главным редактором сайта «Вечерний Бишкек». Хотя его полностью устраивает карьера и жизнь в Кыргызстане, он считает свое пребывание в Москве полезным опытом, который научил не бояться сложностей, не жаловаться и смотреть в будущее с оптимизмом.

Беседовала Мария Вавилова.