Медиа Миг
Курс валют
1RUB
Российский рубль. Российская Федерация
=
135,60 UZS
UZS +0,31%
0,15 TJS
TJS +0,33%
5,61 KZT
KZT +0,32%

Все о трудовой миграции в России

Фото: © РИА Новости, Илья Наймушин

В 2020 году пандемия COVID-19 спровоцировала нехватку работников в аграрном сегменте. Как сообщает новостное агентство РБК, вице-премьер Виктория Абрамченко поручила Минтруду, МВД и Минсельхозу поработать вопрос привлечения иностранных граждан на сельскохозяйственные работы. Как еще планируется восполнить дефицит рабочей силы, выяснила редакция «Медиа-Миг».

Дефицит рабочей силы

В агросекторе катастрофически не хватает работников: мигранты вернулись домой, а местные жители не хотят заниматься полевыми работами даже после повышения зарплат. Проблема начала ощущаться еще в 2020 году, а в феврале 2021-го встала наиболее остро. Большинство иностранцев, приезжающих в Россию на заработки, заняты именно в сельском хозяйстве, а за период пандемии их число сократилось с 11 до 6 миллионов человек.

Проблема напрямую связана с возвращением трудовых мигрантов на родину в апреле прошлого года и постановлением о запрете на въезд иностранных граждан на территорию РФ, в том числе с целью заработка. Похожая ситуация происходит и во многих других странах, об этом свидетельствуют различные публикации в СМИ.

В России, по некоторым данным, насчитывается около 500 тысяч трудовых мигрантов, задействованных в аграрном секторе. В основном это граждане стран постсоветского пространства, но также приезжают из Средней Азии, Вьетнама и Китая. С сокращением числа мигрантов сильно страдает овощеводство и плодоводство. Например, сообщает о сложности сборки урожая из-за малого числа иностранных кадров Союз производителей ягод. При этом местные работники не могут восполнить дефицит трудовых мигрантов в этой отрасли. С тем же столкнулся и Картофельный союз России, ведь на некоторых предприятиях доля иностранных работников составляла порядка 80 % от общего числа занятых.

В 2020 году недостаток кадров частично удалось устранить благодаря студентам аграрных вузов и перераспределению специалистов из других областей. Но к урожайному сезону 2021 года ситуация может обостриться из-за массового оттока трудовых мигрантов. Так, только в Астраханской области для сезонных работ в период с апреля по май необходимо более 6000 работников, а в самое урожайное время, с августа по сентябрь, – более 9000. Кто будет всем этим заниматься, пока неясно.

Аграрии хотели бы, чтобы вопрос с сельскими хозяйствами был решен по примеру строительной отрасли. Об этом сообщает директор Картофельного союза Алексей Красильников. Прежде он уже высказывался в пользу упрощенного въезда для трудовых мигрантов в Россию со всеми медицинскими процедурами вроде проведения ПЦР-теста. Мигранты могли бы предоставлять справку с результатами анализа на коронавирус, прежде чем приступать к работам на угодьях. В свою очередь работодатель должен официально трудоустроить иностранного работника, поставить его на миграционный учет и предоставить жилье. По словам Алексея Красильникова, аграрии готовы оплачивать все расходы, сообщает «Российская газета».

Все «на картошку»

Частично решить проблему позволит привлечение внутренних ресурсов. В частности, восполнить дефицит работников государство планирует за счет найма безработных граждан, тех, кто потерял основную работу в результате пандемии. Также на место трудовых мигрантов могут прийти студенты аграрных вузов, подобное практиковали уже в 2020 году, когда некоторые учащиеся поехали на практику «на картошку», но масштабных форм это не приобрело. По данным Минсельхоза России, в будущем студенты могут заместить порядка 11 тысяч сельхозработников. О привлечении начинающих специалистов к сезонным работам в 2022 году сообщил на съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов.

«В следующем году мы будем сокращать количество ввозимых иностранцев. Нравится нам это или нет, но мы будем приглашать наших студентов, начиная с профтехучилищ, заканчивая высшими учебными заведениями, от которых отказывались фермеры», – сказал Джамбулат Хатуов. Это не только восполнит число работников в аграрном сегменте, но и поспособствует увеличению количества российских высококвалифицированных специалистов в области сельского хозяйства.

Однако министр сельского хозяйства и рыбной промышленности Астраханской области Р.Ю. Пашаев считает, «только за счет сельчан проблему не решить». Потребность в сезонных работниках ощущают в Волгоградской области, где обычно работает около 11 тысяч мигрантов, в Красноярском крае, в Дальневосточном федеральном округе, где раньше китайские граждане выступали как наемными работниками, так и в качестве арендаторов сельскохозяйственных земель. Поиск работников среди россиян усложняется также тем, что многие боятся заразиться и предпочитают оставаться без работы, но избежать возможного риска. Генеральный директор Союза производителей ягод Ирина Козий считает, что работа на угодьях абсолютно безопасна. Производители ягод и другие отрасли плодоовощеводства готовы организовывать двухнедельный карантин для сезонных работников, проверять справки, проводить тесты и вакцинацию. Не стоит забывать и про то, что вся работа ведется на свежем воздухе, а сельскохозяйственные угодья находятся на большом расстоянии от крупных городов, поэтому риск заражения минимален. Да и в тепличных комплексах контакт между работниками незначителен, а средства индивидуальной защиты еще больше снижают риск заболевания.

В то же время Ирина Козий согласна с мнением, что за счет местных полностью проблему не решить и аргументирует это тем, что, в частности, в ягодной отрасли задействуются иностранные агрономы, механизаторы и другие специалисты. «Нужного количества сотрудников с такой квалификацией и необходимым опытом в нашей стране просто нет», – поясняет она.

Энтузиастов нет

Стоит вопрос и о том, захотят ли сами студенты заниматься полевыми работами. По данным Минсельхоза РФ, в России профильных 26 университетов, 32 академии и один институт, которые расположены в 51 регионе. Они готовят кадры по 122 специальностям и 70 направлениям. По программам высшего образования обучается около 429,2 тысяч студентов: 197,8 тысяч бакалавров, специалистов и магистрантов, 9,5 тысяч аспирантов и докторантов, 25,6 тысяч человек проходят обучение по программам профессионального образования. Цифры внушительные, но на практике оказывается, что основная часть студентов не заинтересовала в полевых работах. Это комментирует директор Общероссийской общественной организации по вовлечению молодежи в развитие территорий «Городские реновации» Олег Зоря. Он предполагает, что учащиеся вузов не готовы ехать «на картошку» исходя из каких-либо идейных соображений. Эпоха поднятой целины и эра студенческой практики на сельскохозяйственных угодьях, похоже, прошла, а фраза «Куда Родина пошлет!» не актуальна уже несколько десятилетий. Молодые специалисты заинтересованы в более высокооплачиваемой и привилегированной работе. «Сейчас ребята все такие вдумчивые, прагматичные, конечно же, нужны понятные условия. Условия либо понятные сейчас – сумма, которую они получат за работу, либо понятные в будущем: если вы сейчас приедете, в следующий раз приедете, дальше мы, например, платим за ваше образование, вас трудоустраиваем примерно с такими ориентировочными суммами», – считает Олег Зоря. Заинтересовать студентов могут выгодные условия и достойная заработная плата, но не все хозяйства могут себе это позволить – фермеру-частнику все это сделать довольно сложно.

О том, что российские студенты пока не готовы работать в поле, рассказал председатель сельскохозяйственного производственного кооператива «Агрофирма “Элитный картофель”» Владимир Акатьев в своем интервью для Business FM. «Наверное, мы лет 15 используем иностранцев на ручных работах, но работают и наши, и женщины, и мужчины. <…> Но наших-то очень мало. Люди с образованием идут на более интеллигентную работу. Я негативно отношусь к такому призыву, на мой взгляд, ничего хорошего из этого не выйдет», – считает он. Также Владимир Акатьев подчеркнул, что студенты нужны лишь на временные сезонные работы, в частности, зимой, когда работники перебирают, грузят и собирают картофель, или во время сбора земляники. То есть работа не постоянная, находиться на сельскохозяйственных угодьях круглый год необходимости нет. За один день в «Агрофирме “Элитный картофель”» работник получает от 1000 до 2500 рублей в день. Но оплата сдельная: чем больше сделаешь, тем больше получишь. При этом сам Владимир Акатьев на вопрос о том, планируется ли платить столько же студентам, отвечает, что не допускает даже мысли, что сам по себе прием на работу учащихся вузов возможен.

Проторенной тропой

Чтобы исправить ситуацию, эксперты в области сельского хозяйства предлагают несколько направлений, включающих в себя различные меры. Во-первых, это ослабление ограничений передвижения трудовых мигрантов. Во-вторых, продление рабочих виз, чтобы те, кто уже находится в стране, могли продолжать свою трудовую деятельность. Третье направление – привлечение местных сельскохозяйственных работников. Например, как и Россия, Германия планирует предлагать рабочие места тем, что потерял работу из-за пандемии. Для этого даже создали информационную платформу, где всем желающим фермеры предлагают поучаствовать в сборке урожая. К этой же мере обратились и во Франции. Четвертое направление – привлечение к сельскохозяйственным работам беженцев.

Не все перечисленные способы подходят для России, но, например, положительный опыт западных стран в привлечении местных кадров с помощью информационных платформ мог бы сработать и у нас. Так, на сайте Минсельхоза и Минтруда России можно создать портал с вакансиями и всей необходимой информацией: условиями труда, проживания и оплаты.

В любом случае меры необходимо принимать как можно скорее. Да, дефицит иностранных работников в сельскохозяйственных угодьях – общемировая проблема, столкнулась с ней не только Россия, но и страны ЕС, США, Канада и другие государства. Однако если не проблему не решать, то мировая экономика потерпит колоссальные убытки. Уже сейчас нехватка рабочей силы спровоцировала рост цен на продукты. По разным прогнозам, он может составить от 20 до 50 %, а некоторые товары могут оказаться и вовсе не доступны для покупателей.

Пример решения проблемы с дефицитом рабочих рук в строительной отрасли в России наводит на позитивные мысли. Возможно, в скором времени этим же путем пойдут и аграрии, в результате ситуация изменится к лучшему.

Подготовила Александра Близнецова.  

Другие материалы:

Неуправляемая интеграция

Мигранты – важная составляющая российской экономики. Тем…

Инвестиционный ВНЖ: все за и против

Министерство экономического развития РФ разработало законопроект, согласно…

Москва будет бесплатно лечить мигрантов с COVID

В Департаменте здравоохранения Москвы заявили, что иностранных…

Иностранцы,  имеющие  в собственности жилье,  могут  быть принимающей стороной для других  иностранцев  

С сентября этого года вступил в силу Федеральный закон «О миграционном…

Чужой среди чужих: брошенные дети мигрантов

В российских СМИ с пугающей регулярностью появляется…